НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Мидас. Зона 8 (Саcан).

Сегодня в контрольной комнате контейнерного терминала, где находился вход в подполье, царило заметное оживление.

Из-за магнитных бурь в западном квадранте системы Гаран большинство космических рейсов задерживались как по вылету, так и по прилёту. Это касалось и незарегистрированных космолётов с грузами для чёрного рынка.

Катце не мог скрыть раздражения.

Обыкновенно на лице его не отразилось бы и тени эмоций, но сейчас он буквально источал недовольство, нагнетая атмосферу.

Рики пялился в окно, словно ничего особенного не происходило. Мидас утопал в иллюминации, но выше, над Амои магнитные бури расцветили небо переливчатым сиянием.

- Хорошо, я что-нибудь придумаю, - Катце с досадой оборвал связь по внутренней сети.

- Это значит, что на сегодня ничего не предвидится? - обернулся Рики.

- Дела встали из-за магнитных бурь. Три дня уже потеряно.

- А отсюда всё выглядит очень даже ничего.

Рики смотрел на зарницы. Искусственное освещение, тщательно рассчитанное, взывало к строго определенным чувствам, но непредсказуемый естественный свет был живым, в корне иным по сути. Он не мог наскучить.

Наверно даже туристы в Мидасе решили, что это такой специальный сюрприз. Хотя тем, у кого из-за этой задержки заканчивались визы, предстояло ответить на ряд весьма неприятных вопросов.

- Пока этот шторм не кончится, всё так и будет идти наперекосяк, - Катце тоже уставился в окно.

- С природой не поспоришь, Катце, - саркастически сцедил Рики.

- Сделаем, что сможем. Этот груз надо отправить на станцию Ларго - на хранение.

Рики с видом смертной скуки на лице подошел к столу брокера.

- Я поеду. До Ларго всего полдня на аэрошаттле.

- Ты не поедешь, - отрезал Катце. - Ты же не хочешь натягивать поводок?

Он уставился на парня в ожидании ответа.

На самом-то деле длина поводка зависела именно от Катце. Но как бы Рики ни просил, его никуда не отпускали, не позволяли сделать ровным счётом ничего.

- Ты же работаешь, ты занят, - Катце извлёк из ящика наладонник и цифровой листок.

- Понял, шеф, - парень небрежно взял предметы со стола.

Катце и глазом не моргнул.

Не смешно, подумал Рики. Очень хотелось взорваться, но он сдержался и вышел.

 

Подземный уровень. Контейнерный склад.

Контейнеры теснились вплотную - без миллиметра зазора, до самого потолка и вдаль - насколько хватало глаз.

Передвигаться по складу можно было только на специальном погрузчике, который быстро скользил по бесконечным рядам.

Подтвердив идентификацию, Рики отправился в путешествие по складу. Без автоматического навигатора, встроенного в погрузчик, заблудиться тут было бы проще простого.

Сверяясь с цифровым листком по списку, Рики отыскивал означенные слоты.

Как пять лет назад. На вшивость проверяет. Опять. Рики скрипнул зубами.

Впрочем, тогда вопрос стоял иначе: плыви, или утонешь. Будто бросили в гладиаторскую яму, полную злых и вечно орущих мужиков.

Причём, в зависимости от времени суток, фигуральное побоище могло перерасти в физическое. Но у Рики была политика - что посеешь, то и пожнёшь. Со временем они поняли намёк.

Но не теперь.

Тогда ещё не было такой проблемы, как Ясон. А теперь на нём волочились и эти цепи.

Может, Катце чувствовал их на себе ещё острее, чем Рики. Не до конца было ясно, какие инструкции оставил брокеру Блонди, но вскоре стало очевидно, что шеф намерен любой ценой уберечь Рики от всяческих проблем, поручая сплошную рутину. Я что, на карантине?

Но, даже если и так, нет повода вешать нос. Пусть Рики не искал неприятностей, они всегда сами его находили. Если принять это во внимание, естественно, что Катце хочет лишний раз подстраховаться.

С этой мыслью Рики подъехал к сияющему новому контейнеру, на котором синим цветом было промаркировано "Люкиа". Собственно, это был крио-холодильник. Рики припомнил все цветовые кодировки и терминологию, которой пользовался, когда работал на доставках, и уверился в своей мысли.

- Опять? Видать, какой-то драный придурок вновь заказал себе куклу для секса.

Рики скривился. Случалось ему как-то доставлять на Лаокоон груз от Раная Уго. В трущобах сексуальная свобода была нормой и понятий морали не существовало как таковых. Но педофилов Рики люто ненавидел. И те, кто намеренно вызывал в детях мутации, чтоб впоследствии получать удовольствие, с его точки зрения попадали под эту статью, да ещё как.

- Бизнес состоит из спроса и предложения, - учил Катце. - А деньги не пахнут.

С таким подходом Рики не мог поспорить.

Но от одной мысли об этом - взбесился.

Остановил погрузчик, внёс в цифровой листок серийный номер контейнера. Не то, чтобы это было важно, но и особых причин искать не нужно. Рики прочёл адрес получателя.

- Лаборатория в Киира… Раулю, что ли?

Неожиданное открытие заставило Рики нахмуриться. Что же такое Раулю нужно в лаборатории, что потребовался целый холодильный контейнер? Им уже двигало не столько любопытство, сколько подозрение; Рики глянул в номенклатуру содержимого.

И замер.

По цифровому листку одно за другим бежали имена пэтов, списанных на уничтожение.

Это что, всерьёз?

Рики поймал взглядом знакомое имя в списке, и тяжело сглотнул.

- Сойя? Вы что, нахер, шутки шутите? Он же чистокровный, Академской линии.

Сойя был пэтом одного из Блонди - уже после возвращения Рики в Эос. Кому же он принадлежал… Жильберу. И всегда высоко котировался на секс-вечеринках. Правда это или нет, Рики понятия не имел, но именно об этом Сойя вечно твердил, нарываясь на него.

- Ну-ка, ну-ка, полукровка. Нет, ты определенно не годишься для секс-шоу.

Вот каким был Сойя. Ему было пятнадцать. И что бы парень ни говорил, это не имело значения. Его светлые волосы и светло-зелёные глаза напоминали Рики о Стине; наверное поэтому он старался пореже попадаться ему на пути.

Чистопородные пэты Академского производства ценились даже больше, чем те, что поступали из Мидасских Племенных Гаремов. Если продукция Академии попадала на аукцион, все цены там взвинчивались в разы. Все знали, что Академия производит пэтов для Блонди.

Что пэтов классом пониже ликвидируют подобным образом - не новость, но чтоб чистокровного академку постигла та же судьба… одно то, что он когда-то принадлежал Блонди, должно было гарантировать, что с ним поступят совсем иначе. Что он не окажется здесь сейчас.

Сойя вместе с остальными пэтами должен был отправиться в Кварталы Утех Мидаса. Академские пэты там редкость и привлекают толпы туристов и кучу денег (а если это самка, способная к разведению - ещё лучше).

Они были так редки и ценны, что их дарили представителям знати и знаменитостям по всей галактике. Они ранжировались выше, чем всё, что можно было просто купить с молотка. Так что совершенно непонятно, куда смотрят местные толстосумы.

К Рики стало попадать много информации о пэтах с тех пор, как он перебрался в Апатию - вернее с того момента, как снова начал работать на Катце.

Разумеется, учитывая идентификацию Рики, ко многому его доступ был ограничен; но по сравнению с Эосом, где у него был только наладонник без возможности выхода в сеть, информации, до которой он мог добраться теперь, стало неоспоримо больше.

Рики и Катце. Пэт и бывший фурнитур.

Вот двое, которые могли рассуждать о том, каков же Эос на самом деле.

Оба - выходцы из трущоб Кереса.

То, чего об Эосе не знал Рики, знал во всех подробностях Катце. Впрочем, это не значило, что он хоть что-то скажет.

Пэты Эоса. Твари, чья жизнь осенена тенью, кого слепит свет.

Пэтов, разводимых в Мидасе, клеймили серийным номером на пятке. А то, что они не умеют ни читать ни писать, Рики выяснил, когда его притащили в Эос.

В жизни пэта всё кодировалось цветом и формой, и самому Рики было невообразимо трудно к этому приноровиться. Ему всегда было непросто просить о чём-то Ясона. Но стоило получить наладонник с подзарядкой, как у него вырвался вздох облегчения.

Рики решил, что пэтов растят безграмотными, чтоб они не болтали лишнего, когда попадут в бордели Мидаса, или вообще на другой край Вселенной - чтоб не трепались, о том, что происходит в Эосе. Он поделился своими соображениями с Катце.

Тот только рассмеялся:

- Они запрограммированы плевать на всё кроме секса. И больше ни о чём не думают. Это же пэты.

Игрушки для секса; можно купить, можно продать. Если есть родословная, значит, нет человеческих прав, потому что они товар, и ничего больше.

Потому-то им и не нужно ничего знать.

А у полукровок из Кереса человеческих прав не могло быть в принципе, даже говорить тут не о чем. То немногое, что им было необходимо знать, чтобы выжить в трущобах, они усваивали в Попечительском Центре, или уже на улицах. Рики предпочитал бытие полукровки в трущобах жизни пэта, потому что если уж жить в сточной канаве, то пусть это будет сознательный выбор.

Однако трущобы есть трущобы.

Как низко ты ни пади, а всё равно от сознания того, что кто-то пал ещё ниже, обуяет чувство самодовольства. Пусть даже это самодовольство основано на фальшивке, или фактах, ничем не подтвержденных.

Для граждан Мидаса трущобы - неизменное зло. Как и для каждого члена любой низшей касты, какую планету ни возьми. Во всех известных мирах гремела слава Кереса - колыбели всяческих бед.

Все знали, что Амои - механизированный город, управляемый бессмертным искусственным интеллектом. Может, в далёких уголках вселенной и не знали, где там Мидас; зато каждый знал - есть такое место, где людей набилось как килек в бочку, и у них нет ни документов, ни женщин. Керес.

Танагура официально не признавала существования Кереса, но в рекламных проспектах для туристов из других миров Керес был достопримечательностью.

Паршивое пятно в раю. Судьба всех, кто пробовал восстать против естественного порядка вещей и неизбежно проиграл. Место, куда никто не смеет шагу ступить.

Давным-давно, работая курьером вместе с Алеком, Рики воочию убедился, как жители иных миров видят Керес, и как он проклят.

Но, будь его воля, он предпочёл бы остаться полукровкой, чем быть пэтом, ибо даже свобода проклятых предпочтительнее, чем пустота. О том, что это к лучшему, у Рики никогда и мысли не было.

Для пэтов, непрестанно честивших Рики дворнягой и для Рики, неизменно отмахивающегося от них, в этой ситуации были очень чётко определены ценности. Хотя, разумеется, было общеизвестно, что кто тронет полукровку хоть пальцем, заплатит кровью.

У Рики в голове не укладывалось, что чистокровного пэта пустили в расход. Больше того - отправили к Раулю в лабораторию.

Как-то Ясон спросил его: Или хочешь, чтобы тебя сдали на опыты в лаборатории Рауля? Было это после того, как он удрал из Эоса, был пойман и терпеливо ожидал утилизации; но аэромобиль привёз его в Геную, в Мистраль Парк. Хотя Рики всерьёз думал, что его запытают до смерти.

В конце концов, с Мимеей было то, что было, и Рауль его ненавидит - это непреложный факт. А на самом деле, выходит, просто у Ясона такой сарказм.

Или нет? Рики замешкался.

Рики, ты когда-нибудь задумывался о том, как тебе повезло по сравнению с другими пэтами? Слова Катце не давали ему покоя.

Повезло? Быть здесь? Сейчас?

Лучше не думать о том, чего тебе не надо было знать. Если это путь к выживанию пэта, то Рики успешно провалился. Нет, конечно, сам по себе факт, что Рики оказался за пределами Эоса - уже свидетельствует о том, что он абсолютное исключение из правил.

А Катце, значит, повезло, потому что в отличие от прочих фурнитуров, он по воле Ясона получил работу на чёрном рынке?

Рики хотел знать. Но не стал бы спрашивать, потому что спрашивать у Катце, почему же его перевели в Апатию, было бесполезно - он просто проигнорирует вопрос.

Правда - вопрос точки зрения. Ты так говорил, Катце, но я не знаю, какая же у меня теперь точка зрения.

Рики со вздохом погасил информационное окошко контейнера.