НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

В баре было настолько тесно, что это начинало напрягать.

Подходящее место для случайного знакомства - барная стойка без табуретов, да пара столиков. Тут никто не накачивался и не напивался, потому что сюда приходили не пить.

Были тут и новички и завсегдатаи.

Кто-то быстро договаривался, кому-то требовалось время подумать.

Тут были свои неписаные правила.

Кто не понимает намёков - получит от ворот поворот. Эгоистов и нарциссов игнорируют. А тех, кто ведёт себя как боров, полагая, что это круто и привлекательно, выставляют отсюда раз и навсегда.

Из такого заведения вылетаешь сразу, как проштрафишься.

Днём народ здесь собирался группками, сообразно возрасту. А ночью не было ни понятия разницы в возрасте, ни нужды объясняться. Или ты нашел того, кто тебе нравится, или нет. Либо повезло, либо пойдёшь спать один. Всё очень просто.

Гай исчез под ручку с молодым темноволосым парнем в прямоугольных очках, в направлении укромных комнатушек на втором этаже. Их даже взглядом никто не проводил.

Но Гай искал вовсе не развлечений на одну ночь. И темноволосый это знал. Как только они оказались в комнате, он прошел мимо двуспальной кровати и уселся на жалком подобии столика у стены.

- Что тебе нужно?

Из сумки через плечо он достал ноутбук. Хэл всегда быстро добывал информацию.

Здесь, в Кересе, где девять десятых населения мужчины, сильные охотятся на слабых. Выглядел Хэл довольно мягким, но историям о том, как он вырубил пьянчугу одной левой или уложил насильника с пинка не было счёта.

Причём разница в весовой категории значения не имела. Самозащита - естественное дело в трущобах. Изнасиловали? Значит, сам позволил. Все это знали. Убийство в процессе защиты - обычное дело. Вот почему почти у каждого с собой было оружие.

- Мне нужен план Дана-Бан.

- Дана-Бан? - прищурился Хэл.

- Современный план.

- Зачем?

- Разве тебя должно это интересовать?

Люди врут. А деньги нет. Так говорил Робби. «Я продаю информацию, вы за неё платите. И я не спрашиваю, почему». Если Робби придерживался такой политики, Хэл, наверняка, тоже.

- Ну, вообще да.

- И что?

Хэл достал сигарету, закурил.

- Да просто, любопытно, чем занимается правая рука лидера старых добрых Бизонов.

- Так возьмёшься за это, или нет? - Гай уставился на него в упор.

Хэл затянулся.

- Не много толку искать информацию по такой развалине, ты уж мне поверь.

Гай скрипнул зубами. Может, я не у того человека спрашиваю?

Вообще-то лучшим торговцем информации во всём Кересе был Робби, но когда дело касалось Рики, он демонстрировал неестественный уровень интереса. Так что заказать эту информацию Робби - означало в большой степени подставиться и полностью завалить дело. А этого Гай был намерен избежать любой ценой.

Поэтому он выбрал другого информатора и, как оказалось, ошибся. На лице его отразилось разочарование.

- Извини, вряд ли я тебе чем-то помогу, - сочувственно улыбнулся Хэл.

Его дружелюбие было прямо противоположно поведению Робби, которого прозвали Жнец Божий.

Можно попробовать спросить кого-нибудь ещё. Гай поднялся.

- Спасибо.

- Но я знаю, кто мог бы, - добавил Хэл. Гай остановился, и тот продолжал, - если хочешь, я тебя с ним свяжу.

Наживка на крючке. Может, у Хэла такая техника работы. А может, он игрок намного серьёзнее, чем кажется.

- Да, сделай это, - ответил Гай.

 

Дождь повис в воздухе туманом.

Капли не долетали до земли. Утро выдалось тоскливым.

Стоя у окна, Бузка смотрел в пепельно-серое небо. Вздохнул и задёрнул занавески.

В такие дни его глодала изматывающая боль. Подволакивая раненую когда-то ногу, он вернулся в кресло, чувствуя себя очень старым.

Впрочем, раз глаза видят и уши слышат, есть надежда, что и ум ещё остёр. А память так и получше, чем пропитые и обдолбанные мозги современной молодёжи.

И от этого ещё больнее было жить инвалидом. Пропасть меж здравым, как никогда, умом и разваливающимся телом была невыносима.

- Плохо стареть, - потирая правую ногу, вздохнул Бузка.

Утешить его было некому. Как-то вдруг оказалось, что он уже стар, и никто этому даже не удивился.

В дверь позвонили.

Бузка нажал кнопку динамика на подлокотнике, и заорал что есть мочи:

- Кто там!

Вставать к панели охранного терминала было так тяжело, что он установил динамик на кресло. Без видеоизображения, зато голосовая связь работает прекрасно.

Пожилым простые вещи подходят лучше.

- Я ищу джуму Бузку.

У Бузки аж челюсть упала: джума - уважительное обращение к старшим. Обычно его называли «старик», или ещё похуже. И имя его вспомнить никто не утруждался. Посему такое вежливое приветствие просто ошеломило его.

- Что вы хотели? - уже куда спокойнее спросил Бузка, тихо кашлянув.

- Простите, что беспокою вас так рано. У меня к вам просьба.

Посетитель был безукоризненно вежлив.

Бузка поджал губы. Слабых стариков нередко обирают. Таких, как Бузка, да ещё юнцов, только вышедших из Попечительского Центра. Этих ещё насилуют, стариков-то лишь грабят. Жизнь в трущобах - вечная борьба за выживание.

Даже если знаешь посетителя, открывать дверь надо крайне осторожно. Никогда не угадаешь, в какой момент знакомое лицо превратится в лицо грабителя. А уж с незнакомцами - ещё больше причин держать ухо востро.

Но сегодня Бузку одолело любопытство - очень уж интересно было узнать, кто зовёт его джумой.

- Заходите, - он щёлкнул кнопкой на пульте дистанционного управления, открывая дверь.

Незваный гость вошел не торопясь. Увидев инвалида в кресле-каталке, он низко поклонился.

- Доброе утро.

Неплохо. Вежливый товарищ.

Мужчина с тёмно-пепельными длинными волосами был моложе, чем Бузка ожидал; на глаз ему было лет двадцать.

- Зачем пришел? - спросил старик.

- Простите за такую неожиданную просьбу; не могли бы вы показать мне план Дана-Бан?

Бузка задумался, так и сяк вертя в уме название давно забытого здания.

- Точный, насколько это возможно. Я слыхал, что именно к Вам стоит за этим обратиться, ведь Вы - Alda Garе́, живая энциклопедия Кереса.

- Давненько меня так не называли, - присвистнул Бузка.

Пусть это банальная лесть, и Бузку давно уже так не звали… больше. Это прозвище в Кересе уже умерло.

Так что интерес его к таинственному незнакомцу, который к тому же, знает такие вещи, только возрос.

- Хочешь там нервы себе пощекотать? - спросил он. Для молодёжи в Кересе пускаться на всякие сумасбродства ради забавы - естественно, это у них в крови. Да Бузка и сам куролесил в молодости.

У молодых свои ритуалы посвящения. В трущобах делать нечего, будущего нет, и мужчины, живущие без женщин - попросту сорвиголовы.

Незнакомец улыбнулся:

- Вроде того.

Бузка помедлил.

- Рановато такие глупости делать.

Он знал, что в Дана-Бан в своё время гнездилось Движение Независимости Кереса. Какая бы правда ни крылась за слухами, а истории об этом передавались из уст в уста постоянно.

Это уже было не столько здание, сколько монумент поражению. Скрылось из виду, стёрлось из памяти - просто никому не нужная развалина.

Но слухов о ней было не счесть. Бузка не преминул об этом сказать.

- У меня свои причины, - отозвался незнакомец. - Прошу Вас, помогите, - в словах его слышна была мольба.

- Ну, хорошо, - к такой вежливости Бузка не привык. Тут в трущобах каждый сам за себя. Он поманил незнакомца к допотопному компьютеру.

- Вот это антиквариат.

Бузка знал, что парень так скажет, и всё равно удивился. Он загрузил схемы Дана-Бан, ввёл пароль. Незнакомец с жадностью вглядывался в экран.

- Разрешите мне сделать копию? - спросил он напряженно.

- Да делай что хочешь. Этим планам сто лет в обед - но новее нету. Так что не могу сказать, как там всё выглядит сейчас.

- Я понимаю. - Всё же это куда лучше, чем ничего. Парень вставил флешку в терминал и быстрыми привычными движениями стал копировать информацию.

Закончил, и снова низко поклонился:

- Большое Вам спасибо.

Бузка только кивнул в ответ.

Незнакомец вышел под дождь и поспешил сесть на аэробайк. Бузка смотрел в окно, как тот уезжает. Потом налил стакан спиртного из бутылки, которую в знак благодарности оставил незнакомец. Поднёс стакан к губам и замешкался.

- А как его зовут, я не спросил.

Впрочем, Бузке было всё равно.