НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Зона 2. Флэр. Закат.

В подвале под занюханной аптекой, служившей фасадом офису Катце, Рики трудился над поставленной ему задачей.

- Мать его.

- Передохни, - посоветовал Катце. - Сейчас ты только время зря тратишь.

- Сам знаю, - вспылил Рики, выдирая шнур подключения к внутренней сети.

- В чём причина твоей рассеянности? - без обиняков спросил Катце.

Рики без сил рухнул на стул.

- Гай и ребята меня выследили.

Зачем я рассказываю это Катце?

Не то, чтобы это было важно - дилер, вероятно, уже всё знал. И Рики прекрасно понимал, что всё, что он может сказать - скорее пустая болтовня, чем исповедь. Он откинулся в кресле и нахмурился. Катце смотрел на него. Без лишних слов было ясно, что не сам Рики спровоцировал контакт.

А если так, то как его выследили? Выходил он ровно раз в неделю, и направлялся из Апатии сюда, во Флэр, точно по расписанию.

Катце обернулся к Рики, перебирая в уме имеющиеся факты.

- Прямо пришли и в дверь постучали? - поинтересовался он. Выходило, что дилер всё-таки не в курсе.

- Ну да, - просто ответил Рики.

Катце удивленно сморгнул.

- Так выходит, Бизоны располагают… изрядными средствами.

Каждое слово было наполнено глубоким смыслом.

Кроме эпизодических накладок с туристами, закон в Мидасе действовал железно. Но МПУ за охраной Апатии не приглядывает. Вот на этом-то Бизоны, скорее всего и сыграли.

Попытавшись выбить из Зико в Нил Дартс правду о том, какая существует связь между чёрным рынком и Попечительским Центром, Бизоны уже наглядно доказали, что обычным полукровкам до них далеко.

Видимо, Рики не уникален.

Впрочем, это не важно. Полукровка и есть полукровка.

Именно этим Рики и был хорош. Он знал уличную жизнь, был амбициозен и целеустремлён - именно такие люди нужны Ясону на чёрном рынке.

И Катце это было выгодно. Он не собирался больше нанимать полукровок из трущоб для своих операций; а Рики, который был уже полностью в курсе дел, решал для него много вопросов.

И пусть оба они начали жизненный путь в Гардиан, но Катце затем стал фурнитуром Ясона, он не был отмечен жизнью в Кересе. Дилер никак не ассоциировал себя с Кересом, не испытывал к нему никаких родственных чувств; он бы и думать забыл о трущобах, если бы их не поручили его заботам.

И пусть на улицах Кереса Катце боялись и называли «Меченым», сам он до такой степени ненавидел всё и вся связанное с трущобами, что это многократно усиливало их страх.

Впрочем, ненависть эта никогда не обращалась на Рики - последнее удивляло даже самого Катце.

- Что, издеваешься? - вспылил Рики.

Дилер пропустил эти слова мимо ушей.

- Так, выходит, в конце концов, вы столкнулись нос к носу?

Рики прикусил язык.

- Я готов был поспорить, что стоит им увидеть Блонди, как они в страхе убегут.

- Я бы не побежал. А что, так всё и было? - Катце приподнял бровь.

- Я много об этом думал. То, что они напоролись на Ясона - невероятно. И я решил, что единственный способ всё уладить и дать им уйти живыми - это проиграть вчистую.

- Ты им всё рассказал? - помедлив, спросил Катце.

Рики помрачнел.

Вот как нерадостно всё вышло, - про себя вздохнул Катце, - просто чудо, что Ясон их оставил в живых.

Это было совершенно не похоже на прежнего Ясона. А в том, каким Ясон стал было нечто такое, что тревожило Катце, заставляя поджиматься живот.

О Гае и прочих Бизонах он не знал ничего, кроме информации из личных дел. Гай был вторым после Рики человеком в банде и славился тем, что сохранял спокойствие, находясь под давлением, и, если надо, быстро удирал; в каком-то смысле - лидер по праву.

А Рики меж тем продолжал:

- Я им всё рассказал. И что я пэт Ясона, и что никогда всё не будет как прежде, и что лучше бы им забыть меня и махнуть рукой. Но Гай… Гай…

Катце, сидевший напротив, отчётливо услышал, как Рики стиснул зубы.

Дилер вполне мог представить себе, о чём Рики думает. Полукровкам было непросто выбраться из Апатии живыми; если им это и удалось, то только по прихоти Ясона. А вот Гай и ребята из этой встречи сделают совершенно другие выводы. Они живут, не понимая в полной мере, до какой степени Блонди властны над жизнью и смертью таких как они, простых созданий из плоти и крови.

Без сомнения Рики мучительно размышлял именно об этом. Второго раза не будет. Ясону ничего не стоит раздавить Бизонов.

- Ты беспокоишься о Гае? - уточнил Катце.

Рики смерил его хмурым взглядом.

- Конечно, беспокоюсь.

Катце помедлил, затем всё-таки спросил:

- На Кирие тебе было абсолютно плевать; а когда речь о Гае, ты совершенно теряешь самообладание. В Кересе так строят отношения?

- За остальных не поручусь, - ответил Рики, - но какой толк строить отношения просто ради секса? А вот когда людям нужно что-то друг в друге… что-то значимое. Понимаешь, о чём я?

Катце замолчал.

Они родились в Кересе и выросли в Попечительском Центре. На этом сходства между Рики и Катце заканчивались, и Рики прекрасно знал, почему.

Катце был словно другой породы. Когда его кастрировали, чтобы сделать фурнитуром, в нём что-то сломалось, и этого было не вернуть. Сам он полагал, что раз теперь стерилен, лишён восторга секса, то для него также естественно не испытывать эмоций и желаний вообще. Жить в постоянной близости к неуёмной похоти эосских пэтов и при этом ничего не чувствовать - вот, что такое фурнитур.

Но когда Катце узнал, что Ясон не выставляет Рики на вязки, а спит с ним исключительно сам, у него зародились первые сомнения.

То, что Блонди - практически бессмертный механический бог - воспылает похотью к человеческому существу из плоти и крови, более того, к полукровке, было для Катце немыслимо.

Ведь всегда доступны куклы для секса - бездыханные, но тёплые имитации человеческих тел, запрограммированные исключительно дарить наслаждение, но не жить. Именно поэтому в Мидасе таких не было. От самых изысканных вкусов до самых извращенных, но в Мидасе все сексуальные желания клиентов удовлетворялись людьми. Даже в глубинах Раная Уго, тайного дома наслаждений, где клиентам предлагались лишь наикрасивейшие - и калечные - проститутки.

То, что Блонди созданы с учётом передовых технологий сександроидов известно было очень немногим. И единственный, кто осмелился исследовать эту сторону неорганически заложенного желания - Ясон.

Но тому по вкусу оказался полукровка из трущоб, за что его честили извращенцем.

Катце, к примеру, вообще лишен был способности ощущать удовольствие от физической близости; при помощи нанотехнологий все органы, необходимые для этого, были удалены до последнего нервного узла и рецептора. Катце даже тепла не мог почувствовать - что уж говорить о любви. Впрочем, ни то ни другое не обязательно, чтобы жить и работать эффективно, или по крайней мере, сам он так думал.

Но мысль о том, что Ясон желает Рики…

Ясон не может иметь детей. Весь механизм его сексуальной анатомии - неорганический. Может, достаточно того, что этот механизм просто есть, и не важно, органический или нет - и в том причина его похоти? Катце вздохнул.

Он знал, что суть не в этом. Дело было в единственной органической части тела Ясона.

В его нано-модифицированном мозгу.

Все ощущения Блонди формировались посредством тщательно сконструированных органов - но мозг всё ещё был способен на грубые эмоции. Над этим искусственный интеллект не был властен.

Катце свято верил, что наличие эмоций зависит от способности воспринять партнёра физически: потеряешь способность физического восприятия, не будет и эмоций; и чтобы перейти эту грань необходим человеческий контакт.

Если бы Ясон не встретил Рики, ничего бы этого не случилось.

Сама по себе встреча Блонди и полукровки из Кереса была невероятна. Но произошла.

Рики нарушил затянувшееся молчание.

- Не то чтобы я был таким уж приверженцем моногамии. Просто после того, через что мне пришлось пройти с Ясоном, ничего другого не осталось. Именно он, и то, что я по его милости перенёс, заставило меня задуматься об отношениях.

Катце слушал, всё отчётливее понимая, что за этими словами кроется некая неизбежная судьба, связующая этих двоих.

- Но ведь эти отношения уже много лет как закончились, Рики.

- Я ему обязан. Я за все годы в такое дерьмо его втравливал, - Рики тяжело вздохнул.

- Тебе нужно с этим покончить, - тихо сказал Катце. - Ясон второй раз не стерпит подобного.

- Знаю.

Нет, не знаешь, подумал Катце.

- Рики, ты не понимаешь. Блонди - не андроиды. Тело у них может и механическое, но мозги-то - сознание - полностью человеческие. Не забывай об этом.

Рики в неверии уставился на Катце.

- Я не говорю, что ты должен пресмыкаться, но не дави на больные точки.

- Что значит, не дави на больные точки? Не возьму в толк, о чём ты, - Рики запрокинул голову.

Это потому что ничего ты не понимаешь, мысленно ответил Катце. Вслух же сказал:

- Я хочу, чтоб ты понял, что тут к чему.

- Понял? Да понимаю, конечно. Я, блядь, его пэт.

- Нет. Я говорю тебе о том, что ты самого гордого, самого властного Блонди на всей планете превратил в ревнивого и озлобленного сексоголика.

Рики отпрянул, словно Катце отвесил ему пощёчину.

- Вот почему Ясон с тобой спит. Один из тринадцати избранных Блонди Танагуры возжелал тебя, полукровку. Ты хоть знаешь, что это значит, Рики?

У того возникло ощущение, словно что-то тонкое вонзилось между глаз.

Ясон… желает… меня?

Рики никогда об этом не думал.

Потому что для Рики секс с Ясоном никогда не был вопросом свободного выбора. И всегда сопровождался болью - умопомрачительной болью. Ясон - Хозяин, Рики - пэт. Вот и все слова, в которые он мог это облечь.

- Для Блонди это абсолютное бесчестье, - выплюнул Катце. - И Ясон это знает, но намеренно оставляет тебя при себе. Но это не всё. Он даёт тебе беспрецедентную свободу в Апатии, что было бы немыслимо для любого другого пэта в Эосе. Пойми: Ясон идёт на невероятный риск, просто оставляя тебя в живых.

С этими словами Катце обернулся к своему монитору.

Ясон? Рискует? Из-за меня?

У Рики было такое чувство, будто его схватили за шкирку и приложили затылком о бетонную стену.

До сих пор для него Ясон был тем, кто взял и искалечил ему жизнь, просто потому, что имел такую власть. Была в этом, конечно, и толика вины самого Рики, самонадеянно предположившего, что кто-то может заключить с Блонди сделку и выйти сухим из воды. Но на то, чтоб стать пэтом, Рики уж точно не подписывался.

Поэтому, когда Катце сказал, что именно Рики повинен в том, что Ясон стал… сексоголиком, тот был просто ошарашен.

Ясона снедает вожделение?

Ясон рискует всем… ради страсти?

Слова эти тихим эхом отдавались в голове Рики.