НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Рекламные экраны Мидаса изливали головокружительный океан света.

А на краю освещенного круга приютилась Апатия. Своего рода изолированный островок - единственное место на территории Мидаса, где можно было купить жильё в собственность.

И этой собственности уделялось такое значение, что охранная система здесь была не просто серьёзной, а можно даже сказать искусной. Для сравнения, тут не было ни одного отеля, выставляющего напоказ все свои прелести; в Апатии подобные заведения были тайными, и совершенно независимыми от всех остальных.

Разумеется, делалось всё с оглядкой на рамки закона, но ни один из посвященных не был глуп настолько, чтоб выносить сор из избы и лишиться сокровенного права спрятаться от чужих любопытных глаз.

Здесь не было такой роскоши как в Эосе, но, тем не менее, все апартаменты были обставлены с неизменным шиком. Сделав дюжину ошибок подряд, Рики замешкался над наладонником.

- Всего пять лет прошло, а мозги совсем отупели?

Он потянулся. Пэты в Эосе были безграмотны, поэтому все указатели кодировались цветом и формой. То, что у Рики был собственный наладонник, для пэта считалось неслыханной роскошью. Вернувшись в Эос, после 18-тимесячного пребывания в Кересе, он не расставался с этим компьютером, однако отсутствие новых мощных обучающих модулей дорого ему обошлось.

С его точки зрения, переезд из Эоса в Апатию был просто сменой одной золочёной клетки на другую. Хотя конечно не стоило ждать, что Ясон с этим согласится.

Но не мерещится же мне, ведь так?

Рики чувствовал, что его сковывают невидимые цепи. И эти цепи за последние пять лет притупили его инстинкты. Инстинкты, которые понадобятся ему снова, чтобы выжить на чёрном рынке. Цепи, которые - стоит один раз облажаться - сожмутся ещё плотнее, и вновь утащат его в безоговорочное рабство.

Этого Рики хотел избежать любой ценой.

Он не понимал, о чём думал Ясон, дозволив ему эту новую свободу, но останавливаться на достигнутом определенно не собирался. Если он не докажет, что по-прежнему в состоянии плавать в водах чёрного рынка - а доказывать это придётся лично Катце и никому иному - Рики вынужден будет вернуться к существованию пэта в Эосе и сексуальному рабству.

Это был единственный шанс - Рики знал наверняка.

Он с хрустом размял костяшки пальцев, и вернулся к наладоннику.

 

И как раз в этот момент в дверь позвонили.

Рики решил не обращать внимания.

Звон стал ещё настойчивее.

- Какого хера? - пробормотал Рики, не отрываясь от экрана.

Звонок не замолкал.

Блядь, Ясон, ну почему ты сам-то не откроешь?

Переезд в Апатию никак не повлиял на чудовищное пренебрежение Рики к пэтскому этикету. Хозяин там Ясон или кто ещё, а дверь ему открывать Рики категорически отказывался.

А фурнитура тут не было.

В Эосе - само собой, фурнитур тут же открыл бы хозяину дверь. Но это - Апатия, а Ясон, вероятно, плевать хотел на то, что есть хоть какая-то разница. Здесь было нормой при входе в дом самолично набирать персональный код доступа, тогда как в Эосе для этого повсюду была живая мебель.

Но Ясон никогда не стал бы так давить на звонок. Да, его визиты были хаотичны, появлялся он всегда неожиданно, но прекрасно знал, что Рики не соблюдает пэтский этикет. А ещё ненавидел тратить время попусту, поэтому всегда входил сам.

А вот сегодня, почему-то решил иначе.

Чёрт.

Рики поднялся, прошел в гостиную. Ладонью коснулся панели безопасности и отпер дверь.

И вышел в прихожую - разумеется, не для того, чтобы вежливо поприветствовать Ясона, а с твёрдым намерением высказать гостю всё, что думает об его издевательствах над кнопкой звонка - даже если это действительно окажется сам Ясон.

Дверь скользнула в сторону.

 

Рики оторопел.

Это был не Ясон. А очень знакомая публика из Бизонов. Публика, которой в Апатии совершенно нечего делать.

Да вы полюбому шутите, Рики глазам своим не поверил.

- Ты чего, Рики? - Люк выглянул из-за плеча Гая, ухмыляясь до ушей.

И Рики понял, что это всё всерьёз. Ещё как всерьёз. Что это не совпадение, не случайность, а неприятности. Большие неприятности.

Мысли танагурских Блонди, конечно, неисповедимы, но что решит Ясон - без вариантов. Рики знал это прекрасно; этот урок болью въелся в самую его сущность, до костного мозга.

Рики и помыслить не мог, что в эти апартаменты может заявиться кто-нибудь кроме Ясона. Серьёзный просчёт с его стороны.

Надо было камеры посмотреть, прежде чем открывать.

Незваные гости, не спрашивая разрешения, прошли в дом, прикрыв за собой дверь.

Рики прикусил язык и крестом встал в проёме.

- Идите домой.

Нельзя было позволить этому продолжаться. Только не сейчас. Только не они.

- Есть разговор, - сообщил Гай.

- Я завтра вас найду. Сам. - Рики прекрасно знал, что это проще сказать, чем сделать, но всё же лучше, чем если Гай и ребята задержатся тут хоть ещё на секунду.

- Да мы не бабки из тебя выбивать пришли, Рики, - прищурился Сид. - Не надо нас вот так выставлять вон.

- Не в этом суть. У меня тут свои дела.

Люк присвистнул:

- Ах, суть не в этом? Нельзя, чтобы папочка нас здесь видел?

Рики безропотно проглотил шпильку.

- Завтра. В час дня. Я буду у Келли. А сейчас идите домой.

- Мы уже пришли, потому что нам надо поговорить, - голос Гая был жестким. - И плевать мне, тут твой патрон, или нет.

- Ага-ага, ты наш кореш, мы должны ему спасибо сказать, за то, что он о тебе заботится, - голос Норриса прямо-таки сочился иронией.

- Ну что, Рики, потусим, зажжем как следует? - подлил масла в огонь Люк.

Рики взвыл:

- Я же сказал, завтра приду. Гребите, нахуй, домой. Сейчас же.

Тишина.

И в этой тишине вновь раздался звонок в дверь, щёлкнули замки.

Собравшиеся внимательно следили за тем, как створка отъехала в сторону. И в следующую секунду были буквально шокированы.

Человек, возникший в дверях, был необычайно высок.

Невероятно сверкающие пряди серебристых волос спадали до плеч, глаза были скрыты за стёклами тёмных цифровых очков. Мягкий свет играл на складках отутюженного костюма цвета стали; и даже полукровкам было с первого взгляда ясно, что стоит этот костюм запредельных денег.

Так это и есть патрон Рики?

Казалось, время в комнате остановилось.

Да, конечно, они не прочь были поговорить с новоявленным покровителем их друга, кем бы он ни был - но им и в голову не приходило, что придётся встретить такого как он.

Патрон, богатый и влиятельный настолько, что сумел содержать Рики в Апатии. Они прикинули, что это не может оказаться женщина. И полагали, что Рики в определённой степени контролирует эти взаимоотношения. Что тот, кто покровительствует ему, обмяк от денег и роскоши - вот, как они думали. Но аура всевластья, которой лучился открывший дверь светловолосый красавец, буквально захлёстывала с головой.

Кто этот парень?

Они проглотили страх.

- Так, так. И что у нас тут? - поинтересовался Ясон.

Сказано это было спокойно, но Рики безошибочно уловил в голосе угрозу. Даже когда Ясон был одет в гражданское, а не в форму Блонди, стиль его поведения никоим образом не менялся.

Рики прекрасно помнил его указания. Когда вернёшься, порви все связи со своими подельниками в трущобах. И знал, что эту цену придётся заплатить, чтобы Гай и остальные остались живы.

Где-то я этот голос уже слышал, подумал Гай, но из-за тёмных очков не смог рассмотреть лица.

Дверь за Ясоном захлопнулась. Рики раздвинул приятелей плечом и выступил вперёд, заслонив их собой.

- Я их отправлю домой. Сию секунду.

Рики невольно боялся, что Ясон может в любой момент вызвать охрану - если уже не вызвал.

Но тут за его спиной Бизоны - пребывавшие в неведении, что находятся в присутствии Блонди - начали возмущаться.

- Чё, это типа всё «тихо-тихо»?

- Теперь поздно отступать, Рики.

Не обращая внимания на поднявшийся гомон, Ясон повернулся к Гаю и спокойно, сдержанно заметил:

- Вообще-то считается, что здесь очень хорошая охрана. Как тебе удалось раздобыть код доступа?

Гай, глазом не моргнув, потянулся и достал из кармана фальшивое удостоверение личности и цифровые модули, которые использовал, чтобы взломать внешнюю дверь. Он знал, что соврать не получится.

- Должен заметить, что полукровки нередко отличаются отменной изобретательностью.

В словах Ясона не было и намёка на комплимент - одно слово полукровки чего стоило. Блонди знал, кто они, и откуда Рики родом. А вот они, ошеломлённые, приросли к месту.

Кто, к чёрту, этот парень?

И Гай, и ребята полагали, что кто бы ни приютил Рики, это будет богатенький извращенец, мягкий и слабый. Эти предположения рассыпались пылью в присутствии Блонди.

А ещё они думали, что если раскроют секрет Рики, смогут получить с этой информации пользу, так как Рики был лидером их банды в Кересе. И то, что всё может выйти совсем наоборот, оказалось для них неожиданностью, заставив задуматься, во что же именно они встряли.

Рики, сжав зубы, следил, как Гай вытаскивает инструменты взлома. Вещественное доказательство того, что он совершил незаконное проникновение на частную территорию. Это лишило Рики возможности заявить, что он сам пригласил старых приятелей, по собственной воле; теперь все попытки слить подобную липу стали бессмысленны.

Для Гая и остальных Блонди был всего лишь богатеньким мажором, и всё. Но Рики знал, как ошибочно и губительно недооценивать подобных Ясону. Пропасть меж ними - не понимавшими, какую угрозу несёт в себе само присутствие Ясона - и Рики, которого насквозь сковал смертный ужас, была непреодолимо широка.

Видимо Ясон понял, что это не Рики притащил своих старых приятелей в дом; он снял плащ, настраиваясь на долгий разговор.

- Ну, давайте посмотрим, что же наши незваные гости хотят сказать.

Незваные гости. От скрытой за этими словами угрозы Рики побледнел.

Люк тихонько присвистнул.

- Короче, да… так и поступим, спасибо.

Теперь, когда игра шла в открытую, им оставалось лишь бросить карты на стол. Люк, Норрис и Сид, а за ними и Гай вошли в просторную гостиную.

- Ты только посмотри.

- Ух, ты.

- Не думал, что когда-нибудь такое увижу.

Полуразрушенные квартирки в трущобах, к которым они привыкли, отличались от апартаментов дворцовых масштабов в Апатии, как ночь ото дня. Закалённые жизнью трущобные хищники все как один крутили туда-сюда головами в благоговении, смешанном с завистью.

То, что Рики исчез без всякого предупреждения, а потом всплыл на поверхность в такой роскоши, лишь добавляло вопросов. Пока они не вошли в эту комнату, реальность ещё носила на себе налёт невероятности.

Как? Почему? В таком месте?

Как будто Рики предал их ради всего этого.

Ясон бесшумным жестом снял тёмные очки.

Полукровки в неверии вперились взглядами в его идеальные черты.

Слышно было, как Гай тяжело сглотнул. Знакомое лицо.

Ясон согласно моргнул - один-единственный раз.

Словно по волшебству, волосы его вдруг удлинились до талии, сменив цвет на безукоризненно-золотистый.

Рики давно уже привык к подобному зрелищу, для остальных же оказалось неожиданным сюрпризом то, что Ясон может поменять длину и цвет волос вот так запросто - стоит лишь глазом моргнуть - настолько это легко для Блонди.

Рики припомнил, что как-то в подполье видел Ясона брюнетом - тогда он думал, что это парик, а вовсе не наномеханическая технология, которую все они только что узрели в действии.

Высокий рост и длинные светлые волосы были символом статуса правящей элиты Танагуры - Блонди. Вполне вероятно, что Ясон - единственный из них позволял себе так менять причёски.

Рики схватил Гая за руку.

- Гай, остановись. - Не делай этого. Взглядом он умолял его не ввязываться в драку с Ясоном. Блонди, созданные посредством био- и нанотехнологий, были на другом уровне выживания, чем полукровки из Кереса, превосходя их во всём - от физических параметров до логического мышления. Поэтому результат любого физического столкновения был известен заранее.

Гай отбросил его руку прочь.

- А я-то думал, к чему были те полмесяца под арестом.

Все присутствующие как один повернулись к нему, не понимая, о чём речь.

Было ясно одно - они пришли за Рики. Но всё изменилось, стоило Ясону появиться на месте событий. Что происходит? Какого чёрта? Ребята переглядывались между собой в невысказанных сомнениях.

- Ты хотел из меня пэта сделать. Так хотел, что отвалил Кирие десять тысяч, чтобы он меня подставил. А что, не так?

Что? Это невозможно. Как?

Остальные абсолютно обалдели от этих слов.

- И как же так вышло, что с тобой сейчас Рики?

Это Гай хотел знать больше всего - какие у Рики с Ясоном отношения.

Невероятные слова, вырвавшиеся у Гая, прокатились ударной волной. Но что поражало ещё больше - так это весь вид Рики, говоривший о том, что он об этом знал.

Что думает Ясон, понять было невозможно. Усовершенствования элиты дошли до того, что в нём больше было искусственного, чем человеческого.

Грация его движений, глубина звучного голоса, пронзительный взгляд - всё это было продуктом высочайших технологий - например наномеханики, модуляций голоса и бионической оптики; всё это было доступно в специализированном институте, открытом только для представителей танагурской элиты. Чисто органическими оставались лишь несколько неулучшенных отделов головного мозга. И тем не менее, аура силы буквально струилась от него. Один вид Ясона однозначно наводил на мысль: этот Блонди обладает абсолютной властью.

А Гая буквально трясло. Всё это зашло слишком далеко. Он жёг Ясона взглядом.

- Это просто нечестно.

Губы Блонди изогнулись в умилении.

И от этого Гая захлестнула волна гнева. Он вспомнил, что когда попался в западню Кирие и оказался заперт в одной комнате с Ясоном, тот сделал точно также - словно в насмешку.

- Мне думается, я имею право знать, какого ляда танагурская элита держит Рики в подобном месте, - каждое слово Гая было напоено ядом.

- Ты полагаешь, это ранит твою гордость? - проговорил Ясон.

Гай в ярости сжал кулаки. Нет, нет, нет. Но отрицать истинности этих слов он не мог.

Бывшие Бизоны прекрасно знали, что не только у Рики, но и у Гая есть от них секреты. Серьёзно? Как? Почему? Так что всё, что им оставалось - это молча следить за развитием событий.

Рики стоял между Ясоном и Гаем. Сердце у него в груди отчаянно колотилось.

Молчание нарушил Блонди:

- Ты был совершенно необходим. Чтобы Рики вернулся ко мне, потребовался тот, о ком он переживает больше всего на свете. И ты изумительно справился с ролью наживки.

- Наживки?

- Да. В конце концов, ты же был его партнёром.

- Ясон! - взвыл Рики.

Именно в этот миг Гай впервые услышал имя Блонди, стоящего перед ним.

До сего момента он оставался в неведении, ибо тот никогда себя не называл. Даже Кирие говорил о нём не иначе как «Блонди» - может, потому что и сам не знал. И потому что ему ни до чего не было дела, кроме денег. Для Ясона все они были дворнягами, недостойными того, чтоб им представляться.

Но только не Рики.

Взгляд Рики, устремленный на Ясона, выражал невыносимую боль.

А тот безжалостно продолжал:

- Когда Рики узнал о том, что Кирие продал тебя мне за десять тысяч кредитов, он в ярости явился, и заявил, что если с твоей головы упадёт хоть волос, я об этом пожалею. Довольно безрассудные слова для полукровки, особенно в адрес Блонди, ты не находишь?

Гай рывком развернулся и уставился на Рики. Молчаливый взгляд его был остёр как кинжал.

Хватит. Больше ничего не говори, Гай, взглядом умолял его Рики.

- И выпустил я тебя обратно в трущобы не из прихоти, а потому что Рики предложил мне свою жизнь в обмен на твою.

Рики почувствовал, как взгляды ребят обжигают его ударами кнута. И знал, что это пройдёт; эта боль - только начало.

- Чтобы тебя целым и невредимым отпустили в трущобы, Рики согласился на два условия. Первое, стать моей частной собственностью. Второе - порвать с трущобами все связи. Навсегда.

С этими словами Ясон повернулся к прочим собравшимся в комнате.

- Мне совершенно не интересно, зачем вы пришли. Очевидно, что для Рики это стало полной неожиданностью. И ваше вторжение сюда я прощаю - на первый раз. Уходите, пока я не передумал, - в глазах Ясона сверкнул не просто намёк - неприкрытая угроза.

Каждый из ребят почувствовал, что в горле застрял ком. В присутствии Блонди их непокорность неумолимо и незамедлительно повлечёт за собой самые ужасные последствия.

- Ты не имеешь права.

Губы Ясона изогнулись в жестокой улыбке.

- Рики мой пэт. Я его Хозяин. И у меня есть все права.

Для элиты пэт - всего лишь запредельно дорогой раб для секса.

Полукровкам же кажется, что пэт - такой специальный компаньон, чтобы было на кого изливать внимание, кого купать и с кем играть.

Пэты Блонди - продукт вычурности, силы и властности. Их рабство недоступно пониманию жителей трущоб.

Поэтому, когда Кирие рассказывал о пэтах Эоса, Гай и остальные Бизоны сочли это очередной липой. Им и в голову не приходило, что Рики может стать одним из них.

Даже когда подтвердился тот факт, что Рики живёт в Апатии, они решили: это богатенький патрон завёл себе любовника. Но стоило им воочию увидеть Ясона, как стало ясно, насколько такое предположение далеко от реальности.

В Кересе, где соотношение между мужским и женским населением составляло девять к одной, однополый секс стал нормой; не было ни института брака, ни строгой моногамии. И не было так уж невероятно, что Рики изменит Гаю с кем-то, но вот то, что он окажется пэтом Блонди, было просто невозможно.

Меж тем Ясон безжалостно продолжал:

- Слово Хозяина - закон. Прикажу - и пэт будет целовать мне сапоги. Прикажу мастурбировать при мне - раздвинет ноги. Вот, что такое пэт.

- Это ложь! - взорвался Гай. - Рики ни за что не станет такого делать.

Остальные ребята тоже загомонили, повторяя эти слова.

Да, за три года Рики изменился. Но, разгромив Джиксов, он доказал, что по-прежнему лидер самой крутой банды в Кересе.

Рики никогда не изменится.

Рики - это Рики.

Рики никогда не будет пэтом.

Даже если такова воля Блонди.

Губы Ясона искривила насмешка, словно он прочёл эти мысли.

- Тогда смотрите сами. Рики, ко мне.

Рики помедлил.

- Сопротивляться бессмысленно.

Эти слова резанули болью. Потому что были правдой. Потому что Рики пал. У него не осталось гордости.

И если он покажет остальным, во что превратился, для них всё закончится.

Вероятно.

Может быть.

Но сделать этот шаг было невыносимо. Сердце как бешеное заколотилось о рёбра. От мысли, что Ясон без колебаний накажет его за любую нерасторопность, по телу пробежал озноб.

- Я говорил, никогда не заставляй меня повторять приказы, - жесткость в голосе Блонди снова хлестнула болью. Но взгляды остальных удержали его от того, чтобы сделать шаг.

Он рухнул без предупреждения.

- Аа… Ааааа!

Рики скорчился в агонии.

Полукровки стояли, оторопев и не веря своим глазам.

Гай бросился к нему.

- Рики! Что происходит! Рики!

Тот оттолкнул руки Гая, черты лица исказила мука.

- Хватит… пожалуйста… хватит! - Зажав руками промежность, он в слезах катался по полу.

- Это тебе за глупую гордость, - беспощадно заявил Ясон. Коснулся пальцем кольца управления на своей левой руке, и волны боли утихли, оставив Рики почти бездыханным.

- Ко мне, Рики, - снова скомандовал Ясон, и голос хлестнул как кнут.

Судорожно глотая воздух, Рики подобрался и подполз к ногам Блонди.

Во время второго дебюта в Эосе, на Рики наглядно продемонстрировали действие пэт-кольца, и то, какую бесконечную боль оно может причинить. Раз за разом отдаваясь Ясону, Рики уже и забыл этот эпизод. На утро после секса он обычно был вымотан и полдня валялся в кровати, но не более того.

Это было совсем другое.

Рики кожей чувствовал первобытный гнев Ясона. Как он режет его на куски.

Полукровки, потеряв дар речи, следили, как он пластается перед Блонди. В промежности саднило, всё тело непроизвольно подрагивало. Из горла помимо воли вырывались сдавленные подвывания. Может, так больно ему было потому, что всё произошло на глазах у приятелей… Рики и сам не знал.

Но он точно знал, что Ясон им владеет. Телом и душой. Знал, как Ясон сделал его таким, и какую боль он может причинить не задумываясь.

А ещё он понимал, что чтобы дать Гаю и Бизонам уйти живыми, он должен полностью унизиться перед ними.

Рики без сил рухнул у ног Ясона. Тот ткнул ему в лицо ногой в начищенном до блеска сапоге.

- Лижи.

Плечи Рики вздрогнули. Ясон сказал лижи, а не целуй, дабы наглядно продемонстрировать полукровкам, как же низко он опустился.

Я не могу противиться.

Рики так и не сумел полностью отрешиться от своего прошлого, когда вёл Бизонов вперёд. Но это было и прошло. Ясон просто напомнил ему этот факт. Не Гаю, не ребятам. Лишь Рики.

Рики припал губами к сапогу.

Снизу доверху, со всех сторон его язык заскользил по коже.

Рики лизал сапог, пока с него не потекла слюна, игнорируя оторопелые взгляды, буравившие его спину.

- Хватит, - приказал Ясон. Рики не чувствовал уже ни языка, ни челюсти.

- Теперь понятно? - Блонди взглянул на полукровок.

Те молчали.

- Что ты сделал с Рики? - Голос Гая надломился от боли, в глазах стояла ненависть.

- Слово Хозяина - закон. Я приручил Рики, и он покорен моей воле. Рики, которого вы знали, главаря Бизонов, больше нет. Рики - мой пэт.

Слова Ясона будто насквозь пронзили каждого из собравшихся.

- …Пошли, - вымолвил Сид, указав подбородком на дверь.

И пусть были ещё вопросы, оставшиеся без ответов - после того, что они увидели, всё это не имело никакого значения. Норрис вышел, опустив плечи. За ним, стиснув зубы, Люк. Гай остался стоять, где стоял.

- Гай, - позвал его Сид.

- Я… хочу поговорить с Рики.

- Это ничего не даст, - голос Ясона был жестким.

Гай сверкнул глазами.

- Я просто хочу поговорить с Рики.

- А я не хочу утруждать себя без нужды. Ты не думаешь, что лучше бы тебе уйти, пока есть ещё шанс?

Гай побледнел, его перекосило.

- Ясон, - Рики медленно поднялся на ноги. - Дай мне час… нет, полчаса. Я положу этому конец, и точка.

Ясон ожег Рики взглядом, словно спрашивая: А сам-то веришь, что сможешь?

- Пожалуйста, Ясон. Просто оставь нас одних.

- Хорошо. У тебя тридцать минут. Покончи с этим раз и навсегда, - в этих словах ясно читалась угроза. На грани очевидного.

Рики кивнул.

- Я понял.

Ясон вышел, провожаемый взглядами оставшихся. Тридцать минут. Что можно сказать за тридцать минут. Как только дверь за Блонди закрылась, Рики заговорил.

- Что же такого важного ты хотел мне сказать, что не мог подождать до завтра? - вздохнул он.

- Нахер это! - взорвался гневом Гай. - Я хочу знать, какого хера ты продался из-за меня за десять тысяч!

Гай попался на удочку Кирие, клюнув на возможность узнать правду о том, где Рики пропадал три года - что привело к тому, что Рики снова исчез. Но Гай никогда не чувствовал себя в ответе за это. До сегодняшнего дня.

Плевать на долг в десять тысяч. Но то, что его держали под замком только для того, чтобы вернуть Рики к Ясону, совершенно взбесило Гая. Выходит, все - и Кирие, и сам Гай, пляшут по мановению руки Блонди. Он в ярости стиснул зубы.

А оттого, что этот безумный контракт, эти отношения между Рики и Ясоном - его вина - было больнее всего.

Гаю было плевать на деньги. Это единственная мысль, которая не давала гневу захлестнуть его полностью. И всё-таки остриё этой злобы обратилось на Рики:

- Снова выкидываешь меня из жизни? Хочешь, чтоб я пошёл домой? Что - после того, что я только что увидел - ты желаешь, чтобы я просто ушёл?! У тебя что, мать твою, совсем нет гордости?!

Жестокие слова ранили его самого не меньше, чем Рики.

Это был второй раз в жизни Рики, когда он видел, что Гай - всегда такой спокойный, сдержанный - дал волю своим эмоциям. Первый раз - по поводу Кирие, теперь - из-за Ясона. Но сейчас дело было куда более личное.

Рики должен был всё прояснить. Для себя. Для Гая.

- Я пришел к Ясону не для того, чтоб рассчитаться за твой долг.

- Да, нахер, без разницы. Или есть ещё что-то, что ты мне, нахер, не можешь сказать? Какой-то секрет, из-за которого ты остаёшься его траханой игрушкой?

- Три года, Гай.

- Что три года!

- Те три года, что меня не было в Кересе, я был… его пэтом.

Гай ушам своим не поверил. А Рики продолжал:

- Я накосячил в Мидасе. Нарвался на Блонди, и вот что за это получил. - Всё дело в его безрассудстве. Но теперь поздно было сожалеть. - Ему было плевать, но я не хотел никому быть обязанным жизнью. Так что я попытался расплатиться с ним единственным, что у меня было - собственным телом. Ничего лучше придумать не смог. Я ничего не боялся. Просто думал, что как-нибудь, нахрен, выкручусь. - Одно откровение за другим, но последние слова наконец произвели впечатление. - Год назад, увидев Ясона в Мистраль Парке, я понял, что что-то не так.

Рики перевёл дух.

- Пэт… быть им значит перестать быть человеком. - Он вспомнил три года, полные секса и боли - дрессировку Ясона - и помрачнел. - И я боялся, Гай, что стоит мне сказать хоть слово - и ты всё узнаешь. И остальные Бизоны тоже. Я не хотел, чтоб вы смотрели на меня свысока. Я всегда говорил, что поднимусь, выберусь из трущоб, сумею кем-нибудь стать. А стал в результате рабом Блонди для секса. Я не хотел, чтобы вы знали. Думал, что смогу вернуть себе прежнюю жизнь.

Вот она, холодная, омерзительная правда. Рики полагал, что этого никому не следует знать.

- Но этот грёбаный идиот Кирие продал тебя за десять тысяч, - Рики стиснул зубы.

- Так какого же хера ты сделал то, что сделал? - выпалил Гай.

- Это был единственный способ тебя вытащить, Гай. Ты был просто приманкой.

- Что, потому, что я был твоим парнем? - прогремел Гай.

Рики кивнул.

- Он велел мне вернуться. Сказал, что выпустил меня в Керес на год, чтобы я передохнул; и что я по-прежнему зарегистрирован в Эосе как пэт. Я на это не купился. Чёрта с два я вернусь к жизни пэта. Но потом он взял тебя в заложники.

- Но наши отношения кончились четыре года назад, - проговорил Гай. - Так почему же? - Это моя вина, что он повёлся на говённый развод Кирие, и попался, размышлял он меж тем. То, что Рики пожертвовал собой, вернувшись в Эос, чтобы освободить его, сводило с ума. Это был не Рики. Это не мог быть Рики.

- Потому что ты кое-что для меня значил, Гай. - Слова его пронзали сердце Гая насквозь. - Как бы худо ни было в трущобах, всё лучше, чем в Эосе живётся пэтам. Я и помыслить не мог, что ты этим кончишь. Если от меня всего-то и надо, что тихо свернуться у ног Ясона - невелика цена.

- Ты думаешь, что это нормально? - перебил Гай. - Вот то, что мы, мать твою, только что видели - это нормально?!

Рики прекрасно знал, что нет.

Но он и не ждал прощения.

- Потеряв гордость… я понял, что для меня важнее всего, что я не могу отпустить. Тебя. Ясон это понял и использовал, чтоб до меня добраться - использовал тебя. Это я тебя во всё втянул. И я хотел бы, чтоб всё вышло иначе.

- С каких это пор ты стал бесхребетным трусом, Рики? - сквозь зубы выдавил Гай. - Всего-то три грёбаных года прошло.

Рики помедлил.

- Три года? Да нет, три месяца. Вот и всё, что понадобилось, чтобы сломить меня и обратить в ничто. Три месяца.

- Как?!

Даже если Гаю необходимо было знать правду… Рики не собирался заходить настолько далеко, чтоб рассказывать ему, что с ним вытворял каждый день Дэрил.

- Вот здесь, - Рики накрыл ладонью промежность, - кольцо пэта.

Гай и остальные глядели на него в изумлении.

- Такая специальная штука для дрессировки. Пэты из хороших мидасских питомников не огрызаются на Хозяев, поэтому они таких не носят. А это сделали специально для меня.

Они бы, конечно, не поняли, что такое кольцо пэта, если бы своими глазами не видели, что Ясон только что заставил его делать.

- Вы видели, что оно может, верно? Иногда он закручивает гайки, когда у меня встало, и бессонная ночь мне обеспечена. - Никакой радости у Рики с этим не ассоциировалось. Секс по эосским понятиям не имел для Рики ничего общего с удовольствием.

Он посмотрел в глаза каждому из Бизонов.

- Пока эта штука надета на мой член, я его пэт. И ничего тут не попишешь. Ступайте домой. Вы же не хотите кончить, как Кирие. Просто идите домой. - В голосе его окреп ледок. - Блонди Танагуры во сто крат хуже, чем всё, что с вами может сделать Служба Безопасности Мидаса. Запомните. И не забывайте, что это последняя наша встреча.

Припомнив судьбу Кирие, полукровки притихли.

Повисло молчание.

Гай повернулся, чтобы идти, и проговорил:

- Я уйду, пока. Но я ещё не закончил. Так ему и скажи.

- Я тебе сказал, другого раза не будет, - зло выпалил Рики. - Ты что, нахер, свихнулся?

Гай вышел быстрым шагом.

- Гай!

Рики схватил Люка за руку. Глаза у того изумленно распахнулись.

- Люк, пожалуйста. Проследи, чтобы он больше никогда сюда не возвращался.

Люк открыл было рот, но затем вышел, так ничего и не сказав.

 

Тени пластались у их ног, иллюминация над головами рассеивала ночную мглу.

Бывшие Бизоны шагали по улицам Мидаса, влившись в толпу туристов. Они шли молча и глядели прямо перед собой.

Четыре фигуры в океане света.