НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Рики пришел в себя. Облизнув пересохшие губы, почувствовал, как болит горло.

Словно проснулся ото сна, но не помнит, что же снилось. Гай накачал его наркотой, и от этого кружилась голова. Находясь в помещении без окон, он потерял чувство времени.

Что сейчас? Утро? День? Ночь?

В комнате было совершенно темно и тихо.

Рики сделал глубокий вдох и потянулся рукой к промежности. Ладонь ничего не нащупала. Совсем ничего.

Он затаил дыхание.

Гай говорил безо всяких эмоций:

- Кот - подпольный хирург, но хирург первоклассный. Не беспокойся, Рики, ты привыкнешь.

Рики знал, что этот хирург - самоучка, и неизвестно, будет ли он молчать. Особого значения это для него теперь не имело, но Рики всё же невольно возвращался мыслями к этому вопросу.

Подумать только. Его против воли накачали наркотиками до бессознательного состояния, и всё закончилось… вот так.

Вот что вышло из-за того, что он не поставил точку в отношениях с Гаем с самого начала.

Рики вспомнил, как Катце забрал Кирие после рейдов по Кересу, а Рауль превратил того в секс-куклу, переписав личность по собственному разумению. Поделом ему. Кирие сам навлёк на себя всё это.

Но Гай… Гай.

Гай шагнул во тьму вслед за ним. И не стоит отрицать вину.

Рики ненавидел Кирие. Непоколебимая самоуверенность парня действовала на нервы, бесконечно раздражая. Стоило только увидеть его, как Рики охватывало бешенство.

Всё потому, что Кирие напоминал ему себя самого, когда он был моложе.

Но они были разными. Хотя, надо признать, Гаю «подвиги» что одного, что другого отозвались одинаково.

Рики знал, где его предел. Понимал, как неумолима и непреклонна воля Ясона. Всё это - его собственная вина. Рики вовсе не собирался заниматься самообманом. Не раз, и не два, он сам делал выбор, и теперь ни о чём не жалел.

Однако его не покидало чувство, что где-то, когда-то он допустил чудовищную ошибку.

Время не стоит на месте.

Хотя Гай сделал всё возможное, что бы его остановить.

Пока есть воля, есть и путь.

Возможно, Гай искренне верил в это. Но ему не случалось лично столкнуться с абсолютной властью в лице Ясона.

Да, с Гаем остались незаконченные дела, затянувшиеся на слишком большой срок. Рики поплатился за это, когда физический символ его мужества отделили от тела.

Катце говорил, что когда человек теряет нечто поистине своё, он сходит с ума.

- Ты не можешь уйти от него из-за кольца, верно?

Да.

Кольцо пэта было связующим звеном между Ясоном и Рики.

- Без этого кольца ты свободен.

Нет.

Было время, когда Рики и сам полагал, что это так. Но после переезда в Апатию понял, что кольцо - всего лишь символ. А вот для Гая кольцо пэта означало совсем другое.

- Значит, снимешь его вместе с этим.

Рики вспомнил, какой страх испытал при этих словах, и закусил губу.

Впрочем, не стоит сожалеть. Всё произошедшее - целиком и полностью его вина. Он сознавал этот факт. Но это совершенно не объясняло, почему всё вышло именно так.

Гай не понимал, на что способен Ясон. Даже Рики до конца не понимал ход мыслей Блонди. Но страх перед силой Ясона и его властным авторитетом глубоко въелся в его плоть. И пусть сейчас Рики терзало чувство вины, переживать эту боль снова у него не было ни малейшего желания.

Он понимал что то, чего он не знает, лучше было бы и не знать. Видел, что дело движется к развязке.

И хотел, что бы был хоть какой-нибудь выход. Для Гая. А может, и для него самого.

Возможно, Катце вычислит, где он, и догадается, что за похищением стоит Гай. Когда Ясон переступит порог этой комнаты - вопрос времени.

Лишь то, что этого не случится сегодня, не значит, что и завтра день закончится так же благополучно.

Даже если Ясон упускал какие-то вещи, то Катце понимал с полуслова всё, что творится у Рики в голове.

А что если, Ясон знал... всё? Стоило лишь подумать об этом, как заболела голова. Страх и ненависть сковали разум.

Рики не мог перестать думать о Гае и остальных.

Может быть еще не поздно.

Сейчас?

Разумеется, было слишком поздно. Реальность этого была столь ясной, что бесполезно отрицать.

Рики посмотрел вниз, убедившись, что кольцо пэта исчезло, а член был удалён хирургически.

А может, это всё наркотики? Рики с трудом отличал реальность от иллюзии, мысли путались как у безумного. Но не мог же он перестать думать. Пусть даже о том, о чём думать было теперь бесполезно.

Время не повернёшь вспять. Иначе и вовсе будет незачем жить.

На столе лежала записка от Гая.

«Ушёл в Дана-Бан, появились дела. Могу задержаться. Прими лекарства».

И подпись со временем - три часа назад.

Рики вздохнул.

Одним долгим глотком осушив бутылку минеральной воды, он потянулся к ботинку, стоящему рядом с матрасом.

Что теперь?

Рики помедлил в сомнении. Затем вытащил спрятанный под стелькой экстренный передатчик, работающий на радиоволнах - что в Кересе, что в Мидасе тот свяжет его с Катце.

Рики помедлил ещё, всего секунду, и нажал кнопку вызова.

Передатчик загорелся тусклым светом. Рики вернул стельку на место.

 

 

Мидас, Зона 8, Сасан.

Катце был в офисе, как всегда просматривая сводки информации на голодисплее.

Вдруг, в поле зрения мелькнул красным идентификационный номер.

Сигнал бедствия?

Этот номер Катце знал наизусть.

Рики!

Он вскочил. Отбросив в сторону всю работу, вызвал на экран карту Мидаса. Полную, где указаны все зоны, включая Керес, отмеченный другим цветом. Именно оттуда исходил сигнал. Но ведь там, откуда он шел, ничего не было.

Катце проверил телеметрию, и не увидел там вообще никаких строений.

Неужели он в Зелёном Поясе?

Дилер недоверчиво смотрел на карту.

Затем взмахом руки свернул голоэкран и выбежал из комнаты.

 

 

Зелёный Пояс. Убежище Гая.

Третий подземный этаж.

Рики услышал, как сработала сигнализация. Вскоре высокочастотный вой прекратился, и дверь распахнулась.

Снаружи никого не было.

Затем в комнату быстрым шагом вошел Катце с лазерным пистолетом в руках. Рики, сидевший на единственном в комнате стуле, встретился с ним взглядом.

Убедившись, что в комнате больше никого нет, Катце спрятал пистолет в карман плаща, и подбежал к нему.

- Ты идиот!!! - завопил он так, что Рики вздрогнул и выпучил глаза. - Ты хоть знаешь, какой геморрой ты нам устроил?

У Рики не было слов.

- Кто стоит за этим? Гай? - уже одно то, что Катце первым назвал именно это имя, означало, что он всё знает. - Тебе же было сказано разобраться с этим.

- Поэтому я с тобой и связался.

- Десять дней спустя?

Жестокие слова Катце задели Рики за живое.

Он при всём желании не сумел бы связаться с Катце раньше, так что другого выбора, кроме как молчать, у него не было.

- Понятия не имею, что Гай сделал, чтоб тебя здесь запереть, но он точно дилетант. Ты должен был это предвидеть.

- Когда такой, как Гай, вобьёт что-нибудь себе в голову, никогда не знаешь, как далеко он сможет зайти, - отозвался Рики. - И ты хочешь, чтобы я это просчитывал?

Не важно, что Рики скажет теперь, Катце всё равно его отчитает. Слова уже сказаны, а понимание ещё не достигнуто. Рики же было тяжело даже просто повысить голос - настолько он вымотался. Так что он спросил прямо.

- Как Ясон? - именно это он хотел знать сейчас больше всего.

- Почему бы тебе самому у него не спросить? - холодно ответил Катце.

- Потому что я не смогу посмотреть ему в глаза, - и от этой правды было больнее всего.

Катце нетерпеливо схватил его куртку и накинул ему на плечи.

- Давай быстрее.

- Я не могу… вернуться.

- Заткнись и одевайся.

- Я не могу вернуться, Катце.

Теперь Катце сорвался окончательно.

- Ты что, издеваешься? Ты этого хочешь? Ты что, кроме Гая вообще ни о чём не думаешь?! - он со всей силы шарахнул ладонями по столу.

Мир перед глазами Рики поплыл.

Только он, Рики, может распутать этот узел. Ясон ведь отпустил его к Гаю на целых полтора года, потому что знал, что сила в этом деле бесполезна. Катце знал, что всё зависит от Рики. Абсолютно всё.

И при виде того, как он колеблется, запутавшись в паутине воспоминаний, Катце взбесился.

Он злился оттого, что Ясон поставил на кон своё бессмертие и само свое существование. Но то, что Рики и Гай подвергают его такому риску, привело Катце в ярость.

Ясон был властен над жизнью и смертью Рики, но Рики изменил Ясона. Гая не было в этой формуле. В глазах Катце то, что Гай, чужак, вмешивается в отношения между Хозяином и его пэтом, было непростительно.

- Нет, Катце. Ты не понимаешь, - Рики опустил руку к промежности. - Меня кастрировали.

Катце прищурился. И через секунду его настигло осознание.

- Теперь я такой же, как ты.

Смысл сказанного обрушился на дилера.

- Всё это чтобы снять пэт-ринг.

Снять его мог только Ясон. По крайней мере, Рики так думал. Поэтому не мог сбежать. И так Рики привязал себя к Ясону - через кольцо пэта.

Но Гай… его ответ на это был прост - отрезать Рики член. Возможность, которую сам он никогда не рассматривал.

- Так вот до чего дошло.

Катце думал, что Рики полон бесполезной жалости к Гаю. В гневе ему не приходило в голову, что Рики… что нечто подобное может случиться с ним. Проклятье. Катце был в бешенстве. Это просто не укладывалось в голове.

- Вот придурок, - выплюнул он с неприкрытой ненавистью. Теперь, наконец, ему стало ясно, что Гай - не просто мелкая помеха.

- Я сам втянул его в эту историю, - отозвался Рики.

«Нет», - подумал Катце.

Но теперь, чтобы он не сказал, Рики это не исцелит.

- Оттолкнуть его прочь - вот единственное, что я придумал. Не только потому, что ты мне так сказал, Я сам думал, что это единственный способ всё исправить. Думал, всё получится, а вышло вот так.

Катце отвёл взгляд.

- Но может, всё и к лучшему, ведь от Ясона я теперь действительно свободен, ведь так?

«Нет. И ты понимаешь, что это не так», - кричало всё внутри Катце.

От того, что Рики искалечили, одержимость им Ясона никуда не денется. Рики явно недооценивал, в какой степени он занимает мысли Блонди.

Единственный, кого заботило это увечье - был сам Рики. Для полукровки бытие полноценным мужчиной - одно из непременных условий выживания. Кастрация - всё равно, что смерть. В трущобах это наивысшее оскорбление, а наихудшая месть - отрезать член или яйца. Символ поражения, потеря мужества.

Но Ясона и Рики удерживала вместе особая связь. И когда Ясон узнает, что произошло, ярость его трудно будет даже представить. Рики так и не понял, что пэт-ринг - всего лишь символ. Но Ясон такого никогда не простит. А вот Катце понимал это очень хорошо.

- Я много думал об этом. Почему Ясон выбрал меня, когда мог получить любого пэта? Почему я?

Почему?

Для Блонди Танагуры пэт - символ статуса, отражение безукоризненного вкуса, знак престижа. Недопустимо выбирать для этого дворнягу. Это словно отказ от величия и мощи самого бытия Блонди. Что заставило Ясона поступить так безрассудно? Если бы Катце не наблюдал за Рики в течение весьма долгого времени, он бы этого так и не понял. Чужаку этого не понять.

- В Эосе я думал, что никогда не отступлю, никогда не сдамся. Три года я был для них всех мерзкой дворнягой, и в этом была моя гордость.

Гордость. Такая, что становишься лишь сильнее, когда идёшь наперекор всему. Как это ново - столкнуться с тем, кто не боится противиться воле Блонди. Лишь полукровка мог быть настолько гордым.

- Но попав в Апатию… я подумал, что бесполезно теперь за это держаться. Когда я с Ясоном, у меня голова идёт кругом, и ничего с этим не поделаешь.

И тут до Катце наконец дошло. Изменился не только Ясон. Рики - тоже.

- Значит, ты его любишь, - просто сказал дилер.

Рики опустил взгляд.

- Я не знаю. То ли ненавижу, то ли нет. А может, есть и что-то ещё.

Такая сторона Рики… такое признание было для Катце совершенно новым.

- Я боялся этого ответа. Смешно, да? Посмейся, если хочешь.

Катце было не смешно. Совершенно.

С этой стороны, Рики не знали ни Ясон, ни Гай. Возможно, это было первое чистосердечное признание, которое Рики совершил в жизни.

А возможно это некая трусость, которую в мужчине могла породить лишь такая ситуация.

- Ясон же ненавидит пэтов, которые волокутся за ним, так?

Катце это знал. Когда он был фурнитуром Ясона, то видел что, как бы пэт ни старался угодить Блонди, всё было тщетно. Даже чистокровный чемпион Академии, купленный за бешеные деньги с аукциона. Для Ясона, пэт был декорацией - не более того. Не попадается на глаза - и ладно. Вот почему одержимость Ясона Рики стала для брокера совершенно необъяснимой.

- Значит, всё, что мне нужно было делать - сопротивляться. Кстати, я действительно думал, что отступаю перед ним поневоле, только из-за пет-ринга. Равенство с Ясоном... я думал, смогу ли я его достичь?

Это было совершенно невероятно.

Пропасть между Блонди Танагуры и полукровкой из Кереса непреодолима. Само то, что Рики в состоянии противиться Ясону уже поразительно. Только полукровка, к тому же совершенно безрассудный, мог взглянуть Ясону прямо в глаза и бросить вызов.

Но может быть…

Катце отмахнулся от этой мысли. Сейчас есть о чём еще подумать. Например, о кастрации.

Гай сделал это, чтобы порвать связь между Хозяином и пэтом. Рики возможно и простит Гая, но не Ясон. Скорее всего, Гай умрёт.

- Где этот долбанный идиот? - спросил Катце.

- В Дана-Бан.

Катце изумленно уставился на него.

- То есть, в том самом бункере, что остался после войны за независимость?

Рики кивнул.

- Там есть комната, экранированная от сигналов.

Не удивительно. Дана-Бан строился по военным технологиям Танагуры.

- Теперь понятно, почему мы не могли отследить тебя по пэт-рингу.

О Дана-Бан шла такая слава, что даже полукровки туда не совались. Невозможно было угадать, что тебя там ждёт. Это натолкнуло Катце на мысль. Как Гай додумался использовать именно это место, и где он взял карты?

Это не важно. Важно лишь то, что здесь и сейчас.

- Зачем Гай вернулся туда?

- Забрать что-то.

- Что-то настолько важное? - от невинного вопроса Катце, всё внутри Рики перевернулось.

Вчера вечером Гай долго вглядывался в наладонник, что-то прикидывал и подсчитывал. После ссоры в Дана-Бан, они не разговаривали.

И вот у Гая появились какие-то дела. В Дана-Бан.

- Что ты будешь делать теперь? - поинтересовался Катце.

- Не знаю.

Дилер вскинул бровь.

- Тогда зачем связался со мной?

- Я… наверное, хотел, чтоб ты остановил Гая. Потому что то, что я ему говорю, до него теперь не доходит.

Катце вздохнул. Сложно будет остановить кого-то, кто так твёрдо решил покончить с собой. Теперь уже ничего не поделаешь.

Я нашел в Мидасе кое-что необычное. Чёрные волосы, чёрные глаза - полукровка, очень строптивый. Начни его приручать.

С этих слов Ясона всё и началось.

И назад уже не вернуться.

Но Катце должен был увидеть развязку. Такова была его роль в этой пьесе.

- Тогда перехватим его, пока не стало ещё хуже. После всё обсудим.

Опираясь на плечо Катце, Рики медленно поднялся.