НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Западная окраина Кереса.

Дневной свет силился пробиться сквозь густую листву леса.

Убежище Гая надёжно скрывали переплетенные ветви.

Кроме него никто не знал о существовании этого места, даже само воспоминание о нём давно уже стёрлось из памяти. Солнечные лучи не достигали подземных уровней.

Гай подошел к спящему на матрасе Рики. Осторожно откинув со лба упавшую прядь волос, поцеловал его в щёку.

Глубоко вздохнул, набрался решимости и вышел.

 

 

В тот же день.

Ясон загрузил себе в память всю доступную информацию по Дана-Бан, сел в аэромобиль и направил его вниз, в подземную сеть Халаза.

Он знал, что самый быстрый способ добраться на аэромобиле до Дана-Бан - напрямую, через Керес. Но граница Кереса усеяна датчиками, потревожив которые, Ясон привлек бы внимание полиции Мидаса, что было совсем нежелательно.

Дело было личное, отнюдь не для чужих глаз.

Халаза - сеть потайных тоннелей, тянущихся под землёй, соединяющая воедино секретные укрытия и аварийные выходы. Знали о ней лишь немногие избранные.

Внутри капсула отличалась функциональной красотой и простором, достаточным, чтобы при закрытых дверях не стеснять движений даже такого высокого пассажира как Ясон. Закрываясь, дверь тихо щёлкнула, голотерминал уже ждал идентификации. Ясон провёл над ним рукой, машина считала информацию, подтвердила авторизацию и немедленно завелась.

- Мидас, Зона 7, Хэбей, - коротко распорядился Ясон. Свет в салоне постепенно потух, машина двинулась вперёд, сиденье автоматически откинулось.

По тёмному тоннелю машина понеслась из Танагуры в Мидас. Цветные сигнальные огни отмечали маршрут - сначала желтым, затем синим, наконец, сменившись красными. Вскоре машина остановилась.

Мидас. Зона 7, Хэбей, доложила навигационная система. Дверь открылась.

Ясон вышел.

В Хэбее находились по большей части медицинские учреждения и дома отдыха. Здесь граждане Мидаса могли провести остаток своих дней, находясь вне жилых районов города.

Безнравственность.

Разложение.

Попрание прав человека.

Критика Мидаса постепенно стихала до тех пор, пока не исчезла полностью.

Машина доминировала над человеком, постепенно порабощая его. Даже если в настоящее время она не приносила вреда, ничто не исключало наступления в будущем геноцида еретической для неё жизни. Поэтому, для людей и всех представителей разумных рас, Танагура была объектом ненависти и страха.

Основанная на искусственном интеллекте мировая сеть охватывала всю галактику и люди уже не представляли себе жизни без неё. Возможность того, что в любой момент этот интеллект может сойти с ума и, взяв на себя роль "Творца", перейти к агрессии, формировал общую идеологию страха перед этой угрозой.

Декларируемый нейтралитет Танагуры вызывал ещё большие опасения, поскольку сила её заключалась не в военной или политической мощи, но во власти над технологиями, способности манипулировать самой жизнью.

Любая религия имеет законы, регулирующие её деятельность, и собственную идеологию. Но Танагура отказывалась верить во что бы то ни было, благодаря необыкновенной силе и всестороннему контролю над бытием, отрицать который было невозможно.

В погоне за нераскрытыми тайнами Вселенной, Блонди не останавливались ни перед чем. Такому как Рауль не составляло труда обрушить на мир проклятье вирусной пандемии, или же, наоборот, призвать всю мощь технологий Танагуры на борьбу с инфекцией. Для смертных Рауль был воистину богом.

В его мотивах бессмысленно было искать хоть каплю сострадания. Знания, которыми он владел, низвергли религию, сделав её бесполезной.

Не было больше ни обещаний загробной жизни, ни оправдания «неисповедимостью путей» - лишь непоколебимая уверенность в мощи технологий. Такова Танагура.

 

 

Зона 7, Хэбей.

Для граждан Мидаса это было то место, где каждый из них надеялся прожить последние годы своей жизни. Освободившимся от неуверенности и забот; каждый год лишь нескольким десяткам человек разрешалось войти сюда.

Однако стоило присмотреться поближе, выяснялось, что беззаботные жители оставались здесь совсем ненадолго, посредством эвтаназии освобождая место для новых гостей.

Если Дана-Бан стал символом разрушенных надежд на независимость человека от компьютера и свободную волю, то Хэбей был фальшивым раем для людей, ожидающих смерти.

Контраст между безукоризненной архитектурой Хэбея и отделённым от него стальной десятиметровой стеной пустынным, поросшим деревьями ландшафтом Дана-Бан, неприятно резал глаз.

Здесь было тихо.

 

 

14:53. У входа в Дана-Бан.

Молчание.

Минула слава, надежды и мечты, беспощадное время, смеясь, обратило их в руины.

Ясон стоял в назначенном месте, терпеливо ожидая в одиночестве. Гай где-то здесь и видит его - он был уверен.

Время шло. Ровно в 15:00 Гай выступил из тени.

- Вижу, ты наконец решил выйти, - проговорил Ясон с едва уловимым оттенком иронии.

- Я не такой сумасшедший, как ты.

- Ты забрал моего пэта, без моего на то разрешения - и после этого считаешь себя менее сумасшедшим?

- Рики сам ко мне пришел, - выплюнул Гай.

- Это невозможно. Запугивал ты его, или просил - по своей воле он никогда не пошел бы с тобой. Разве что был в бессознательном состоянии, - и глазом не моргнув, сказал Ясон. Несложно было понять, что в своём утверждении он недалёк от истины.

Вряд ли Рики стал бы волноваться за собственную безопасность, а вот за Гая и прочих Бизонов… Ясон прекрасно понимал, что тот никогда бы не подверг их такому риску. А Рики, в свою очередь, знал, на что способен Ясон в гневе.

- Говоришь ты уверенно, - нахмурился Гай.

- У меня есть на то все основания, и ты уже видел, почему.

Да, Ясон выдрессировал Рики с помощью причиняемой кольцом боли и невероятного наслаждения, которое тот получал в его объятьях. Но он понимал, что несмотря на все усилия, вложенные в это приручение, Рики оставался всё таким же мятежным и неукротимым. Это-то и очаровывало в нём Ясона. Хотя он никогда не облекал в слова это понимание.

Три года ушло у Ясона, чтобы поставить Рики на колени, но тот всё ещё оставался верен трущобам.

Это было то, что Рики хотел защитить.

То, что не желал потерять.

Там были те, кем он хотел быть любим.

Но Гай не догадывался, насколько сильна любовь Рики к нему. Знай он об этом, никогда не решился бы на похищение. Впрочем, Ясон не собирался просвещать его на эту тему.

Гай смерил Ясона взглядом полным неприкрытой ненависти. Тот казался ему самодовольным и заносчивым сверх всякой меры.

И пусть он знал, что Блонди правят Танагурой, истинной природы этой власти он не понимал. Рики это удалось - за что он заплатил своей свободой.

У Ясона были свои веские причины положить всему этому конец.

Избежать гнева Юпитера.

Развеять беспокойства Рауля и прочих Блонди.

Ну и, разумеется, сохранить репутацию правителя Чёрного Рынка.

Он давно откинул возможность ликвидировать Рики в целях собственной безопасности. Для Блонди гордость - абсолютная ценность. Не было ни колебаний, ни сомнений. Ясон принял собственное падение с готовностью, отдавшись на волю эмоциям. Стал человеком.

И принял вызов Гая. Это было необходимо, дабы уничтожить угрозу, пока она не возросла.

Гай колебался. Потом, снова с ненавистью взглянув на Блонди, махнул рукой. Ясон пошел за ним.

В Дана-Бан не осталось никаких следов человеческого существования; они шагнули в пустоту. Гай смотрел прямо перед собой, не затрудняясь оборачиваться. Ясон буравил его спину свинцовым взглядом.

Минут пять они шли по разбитому переулку и вышли к низкому прямоугольному строению без окон. Проржавевшие ворота были распахнуты, охранный код отключён. Выцветшие знаки предупреждали случайных прохожих об опасности. Гай и Ясон вошли внутрь.

Они спускались вниз длинными коридорами и тусклые лампы, разбуженные сенсорами движения, вспыхивали перед ними, словно приветствуя. Звук шагов, отдаваясь эхом, гулко бился о стены.

Добравшись до третьего подземного уровня, Гай активировал выключатель на стене. Повторил эту процедуру возле стального затвора и на развилке, где они свернули направо. В конце коридора была дверь. Гай указал в сторону неё подбородком.

Ясон вошел в комнату.

Гай последовал за ним, закрыл и запер за собой дверь.

Готово.

Он с облегчением выдохнул.

Ясон осмотрел комнату. Обшарпанные бетонные стены, один-единственный стул, стол, матрас на полу. Пустая бутылка из-под минералки. Хоть какие-то признаки жизни.

Он обернулся к Гаю:

- Рики ты явно держал не здесь.

- Полукровкам в Апатии не место.

- Он прекрасно подходит на роль пэта Блонди.

Будь на то воля Ясона, он не выпустил бы его даже из Эоса - Апатия была за пределами его абсолютного контроля. То, что Гай с приятелями вломились к нему - само по себе наглядное доказательство. А теперь ещё и это.

- За сколько ты его мне продашь? - запустив руки в карманы, спросил Гай.

- Вопрос не верный. Ты хочешь спросить, сколько я за него заплачу. Разве не этого требуют шантажисты?

Безмолвный взгляд Гая был полон ненависти.

Но какими бы ни были его мотивы, в данный момент он был для Ясона просто отвратительным вымогателем - ни больше, ни меньше.

- Ты, кажется, упомянул, что хочешь вернуть что-то, что мне принадлежит.

Гай молчал.

- Богатство? Положение? Или, может, официальное гражданство? - Ясон прекрасно знал, что ничего из этого Гая не интересует. Но ради Рики он готов был заплатить любую цену. Главное убедиться, что тот в безопасности, всё остальное неважно.

Гай даже не потрудился скрыть раздражение.

- Кирие, когда продавал тебя мне, высказал свои пожелания прямо. С ним было намного проще. - Впрочем, Кирие понятия не имел, во что ввязывается. И эта самонадеянность дорого ему обошлась. - Нет нужды усложнять. У тебя Рики. Твой ход.

Гай передёрнул плечами.

- Как благородно. Я и не думал, что всё так закончится.

Ясон смотрел на него.

- Думал, ты воспользуешься своей властью и отправишь в Керес сотрудников Мидасской Службы Безопасности - как тогда, за Кирие; или пошлёшь за мной ещё более крутых парней. Любопытно было, что же ты предпримешь.

Ясону было очевидно, что Гай так и не узнал сути произошедшего с Кирие.

- Рики пытался меня предупредить. Сказал, мол, что бы я ни сделал - это для тебя как пощёчина. Что это всего лишь оскорбит гордость Блонди.

Ясон рассмеялся про себя. Рики - всегда Рики. Он почувствовал удовлетворение, представив, о чём у них был разговор.

- И я сказал ему, что он изменился. Стал твоей игрушкой. Что ты сломал его, - губы Гая напряглись от злости. Он буквально источал ярость. Как будто перед Блонди возник сам Рики - но в ином обличии.

Бескомпромиссное отношение к делу, абсолютная уверенность в себе. Истинное отражение Рики. Одного этого хватило, чтобы понять, почему они когда-то были любовниками.

Острая боль пронзила сердце Ясона. И это была не иллюзия. Искусственное тело не было способно испытывать подобные ощущения, и всё же Ясону было больно.

Невозможно.

Но этого нельзя отрицать.

- Думаешь, я глупец, да? Дворняга, ввязавшаяся в драку с Блонди? - Гай прожигал Ясона взглядом.

- Ну… и у дворняг есть клыки. - Ясону это было хорошо известно. Неиссякаемый дух сопротивления - то, что особенно восхищало его в Рики.

- Готов поклясться головой, что есть.

Ясон так и не понял, что толкнуло Гая на подобное безрассудство.

- Аплодирую твоему мужеству. Или стоит назвать это «глупостью»?

- Я могу сказать тебе то же самое. Ты забрал самое дорогое, что было у меня в жизни.

- Довольно. Где Рики?

- Не торопи события. У меня к тебе ещё масса вопросов.

Ясон задумался о том, что происходит: Гай старается потянуть время или набивает цену? Глаза его сверкнули высокомерием.

- Твои вопросы - ненужная трата моего времени. Где ты прячешь Рики?

- Почему ты думаешь, что она такая уж ненужная?

В ответ Ясон поднял руку. Контрольное кольцо мигало светом - указывая, что кольцо Рики находится совсем близко.

- Так вот оно как, - бросив хмурый взгляд на кольцо, протянул Гай. - Не удивительно, что Рики был у тебя под каблуком.

Почему он так себя ведёт? Да ещё в такой момент? Ясон никак не мог его просчитать. Впрочем, это было не так уж важно.

- Я думаю, так мы ничего не добьёмся.

- Это точно, - судя по тону, Гай откровенно издевался.

Не моргнув глазом, Ясон подался вперёд и схватил Гая за ворот рубашки. Мощным движением повернул запястье и оторвал от земли. Гай извивался и корчился от удушья в его руках.

- Как я вижу, боль - единственный язык, который ты понимаешь. - Разжав руку, Ясон позволил ему упасть на пол. Гай с трудом пытался сделать вдох, в глазах его стояли слёзы боли.

- Пусть ты и полукровка, но все же ценишь свою жизнь. Ещё раз встанешь у меня на пути и я тебя раздавлю.

Говорил он тихо, голос был полон угрозы. - Верни его мне. Сейчас же.

Вытирая подбородок, Гай заполз под стол. Оторвал коробочку, приклеенную скотчем к столешнице снизу, и швырнул под ноги Ясону.

Простую синюю коробочку.

- Что это? - Ясон бросил на неё взгляд и поднял. Похожа на упаковку, в таких в Мидасе продают лекарства. Только вот Гай зачем-то бросил её к его ногам.

Ясон откинул крышку. Глаза его распахнулись в неверии. Просто невозможно было представить такое выражение у на его лице.

Гай восторженно усмехнулся. Именно такое лицо он жаждал увидеть. Одного этого ему уже было достаточно.

Кроме того, стоило открыть коробок, как тот посылал сигнал, запуская часовой механизм, который невозможно остановить.

Внутри коробочки лежало кольцо Рики.

Уникальная вещь. Модифицированное кольцо D-типа, которое изготовили Ясону на заказ. Из специального сплава, на котором даже лазерный скальпель не мог оставить ни царапины. И лишь Ясон мог его снять… если не отрезать член, на который оно надето.

Ясон побледнел.

Нет.

Невозможно.

В оцепенении он смотрел на содержимое коробка.

Насмешливые слова Гая ворвались в сумбурный поток его мыслей:

- Я же сказал, что верну твоё. А Рики тебе больше не принадлежит. Нужен тебе пэт, чтобы грел постель по ночам - найди другого.

Руки Ясона, державшие коробок, задрожали, он стиснул зубы. Гнев поднявшийся в нём, был даже физически ощутим. Вскипевшие чувства грозили выплеснуться через край. Никогда в жизни он не был в такой ярости, как сейчас.

- Даже лазерный скальпель его не берёт, а? Пока оно было на Рики, он не мог освободиться. Ну, так я об этом позаботился. Не волнуйся, оно в сохранности. Я был крайне осторожен, пока снимал его. - Лицо Гая застыло насмешливой маской. - Чтобы ты держал Рики пэтом в Апатии - пока он тебе не надоест, пока не вышвырнешь его прочь? Не бывать этому, пока я жив!

Глаза Ясона полыхнули безумием.

- Так сдохни.

- Не раньше, чем ты. Рики я тебе не отдам. Никогда, - выпалил Гай.

Стоило этим словам сорваться с губ, как Гай понял, что не может подняться на ноги. Не из-за удушья пережитого ранее, но потому что на лице Ясона было выражение столь немыслимой ярости.

У полукровок есть своя гордость. По крайней мере, Гай так считал. Но в то, каким предстал ему сейчас Ясон, невозможно было поверить. Гай жаждал увидеть истинное его лицо, скрытое за внешним лоском. Но подобного не ожидал.

Как может машина выглядеть так?

Невероятной силы пинок в грудь - Гай ощутил, как ломаются его рёбра. Он попробовал закричать, но наружу не просочилось ни звука, а изо рта хлынула кровь.

Ясон коротко и зло пнул его в голову, чтобы видеть лицо. Гай должен был сознаться, где Рики - до тех пор Ясон не позволил бы ему умереть быстро. Блонди наступил ему на лицо, размазывая каблуком щёку.

- Говори где Рики.

Схватил за запястье и резко вывернул.

Страх и боль одновременно пронзили тело Гая. Ещё одно движение руки Блонди - и хрустнул, ломаясь, сустав.

Он закричал.

Ясон смотрел на него - и даже ресницы не дрогнули. Ярость его была холоднее льда.

- Рики. Где он.

Гай выплюнул ответ вместе с кровью:

- Ты не получишь его. Тебя я заберу с собой.

С этими словами он потерял сознание. И тут…

Низкий, оглушительный рокот прокатился по комнате. Раздался взрыв.

Не может быть.

Ясон в неверии смотрел на Гая.