НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Танагура. Цифровой мегаполис.

Столицу планеты Амои окутала всепоглощающая ночь. В отличие от распутных забав Мидаса, высшие наслаждения Танагуры доступны лишь избранной касте обличенных властью. Этим вечером в Парфии сановники и дипломаты собрались на званый приём.

То, что приём проходил здесь, а не в Мистраль Парке (также известном как Зона 3), само по себе говорило о небывалой власти, коей были обличены собравшиеся со всей галактики сильные мира сего. Лишь избранным позволялось войти на территорию Танагуры; а уж чтобы все тринадцать Блонди собрались исполнить долг радушных хозяев - это была такая роскошь, что и представить нельзя.

Официанты-андроиды шустро сновали по холлу, обнося всех присутствующих изысканными закусками и напитками. Пэты только и ждали, как бы угодить гостям; был среди них и уникальный самец с глазами разного цвета - он обольстительно улыбался, источая прямо-таки убийственное обаяние.

Кирие.

Ни один из собравшихся в жизни бы не подумал, что этот пэт был когда-то полукровкой из Кереса.

Глянь-ка, совсем немного полировки, а как далеко пошел парень, подумал Ясон, краем глаза наблюдая за Кирие.

Только он отошел от толпы воодушевленных почитателей, как путь ему заступил Рауль Ам.

- Ну-ка, ну-ка… Рауль. А я уж думал, ты сегодня не придёшь.

Общеизвестно было, что Рауль терпеть не мог таких мероприятий. Для учёного, обладателя одного из острейших умов галактики, подобные политические сборища являли собой ни что иное, как потерю времени.

- Хотел остаться в лаборатории, но Айша меня уговорил, - невозмутимо сообщил тот.

Айша Розен - хозяин сегодняшнего приёма, отличался не только ледяным высокомерием (что естественно и характерно для Блонди), но и полнейшим отсутствием эмоций. Без тени улыбки он внимательно слушал двух пожилых политиков, чьи слова его абсолютно не интересовали.

Рауль вскинул бровь.

- А ты что же, хотел мне напомнить, что мы, правящие Танагурой, должны неукоснительно посещать такие собрания?

Ясон смерил Рауля взглядом.

- Почему бы тебе хоть в этом не брать пример с Гидеона?

- Что, вот так? - фыркнул Рауль.

Гидеон смеясь шел сквозь толпу в окружении разодетых в немыслимые наряды красоток. Пусть у Блонди не осталось ничего человеческого, кроме нано-модифицированного органического мозга, но Гидеону это совершенно не мешало в полной мере пользоваться остроумием, неизменно делавшим его центром всеобщего внимания.

- Всего-то пару часов потерпи с улыбкой, и Айша будет доволен, - сдержанно проговорил Ясон.

- Как тебе Апатия? - без всякого перехода спросил Рауль.

Ясон даже ухом не повёл.

- Не хватает некоторых элементов комфорта Эоса, но в целом - приемлемо.

- Кое-кто говорит, что для любовного гнёздышка это даже слишком шикарно.

Лишь Блонди знали, что фурнитуров для Эоса выбирают из числа детей, растущих в Попечительском Центре - а Рики раскрыл эту тайну. Именно поэтому его перевели в более уединённое обиталище в Апатии - чтобы заодно об этом не стало известно всему Эосу. В данном вопросе Блонди проявили редкостное единодушие и расторопность.

- Невелика цена за спокойствие в Эосе, - отозвался Ясон.

Что до Рауля, так он был уверен, что куда проще взять и ликвидировать Рики - однако такую возможность Ясон наотрез отказывался даже признавать, не то что рассматривать. Стать одержимым своим пэтом было для Блонди немыслимо. Но когда вопрос касался Рики, Ясон не знал ни здравого смысла, ни тормозов. Рауля сей факт волновал бесконечно - однако, пока Юпитер в данном вопросе попустительствует, никто не мог ничего с этим поделать.

Для Танагурской Элиты Юпитер был высшей властью. И пока он утверждал, что действия Ясона не идут вразрез с его волей, остальным оставалось лишь закрывать глаза.

- Так что же ты с ним будешь делать? - Рауль озвучил вопрос, вертевшийся последнее время на языке у каждого Блонди.

- Выпущу на чёрный рынок. С рядом ограничений, конечно.

Рауль даже глазом не моргнул.

Когда фурнитур, которого в прошлой жизни звали Винс, кинулся на Рики с лазерным ножом, слух гремел по всему Эосу. Рауль, Орфей и Айша внимательно следили за тем, как Рики допрашивают. При этом Рауль знал отличную панацею от его упрямства и нежелания говорить; очень простое решение: химическое вмешательство, а затем промывка мозгов. Орфей и Айша охотно поддержали бы его в этом. Но Ясон воспротивился.

Впрочем, если разобраться, Ясон был прав. Хотя обстоятельства физиологических нарушений у фурнитура, отказ его высшей мозговой функции и необъяснимый сбой в системе камер безопасности на месте событий ещё необходимо было прояснить. Если бы не Ясон, не было бы даже шанса, что Рики когда-нибудь расскажет о своём прошлом в Попечительском Центре и о том, какие взаимоотношения связывали его с Винсом.

Подделать человеческую память нельзя. Можно извлечь и восстановить, причём совершенно без усилий и даже после смерти. Но всему есть предел; мозг умеет сам себя обманывать, и Кирие тому яркий пример. Однако Ясон решил допрашивать Рики, не прибегая к средствам химического воздействия, не только потому что великолепно умел вести допрос - Рауль чувствовал, что эта связь Хозяина и пэта намного глубже, чем кажется на первый взгляд.

- Если бы я сказал тебе, что люблю Рики, ты бы посмеялся? - так Ясон сказал когда-то.

Хотя на самом-то деле, не было в этих словах ничего весёлого. Даже думать о таком для Блонди было немыслимо. Так что тогда Рауль лишь молча стоял в ошеломлении.

- Примечательно, что Айша разрешил тебе держать своего пэта в Апатии, - заметил Рауль, хотя не сомневался, что Ясон нашел бы способ продавить своё, даже если бы Айша возражал.

- Это потому что я и раньше в подобных делах оказывался прав.

Рауль помедлил.

- Это ты про Катце?

Ясон в ответ кивнул.

По правилам, за всё, что Катце натворил, его следовало ликвидировать - Ясон же отпустил его на волю. Руководствовался он, естественно, не добротой и не сочувствием, но этот факт уже был предвестником того, что Ясон будет попирать нормы поведения Блонди.

Великолепная работа Катце свидетельствовала о прозорливости Ясона, однако случай беспрецедентного прощения оставался фактом.

- За Катце не просто угнаться, - заметил Рауль, прекрасно знавший, что тот сейчас подмял под себя весь чёрный рынок, и известен там как «Меченый».

- Это не мои проблемы, - такой ответ Рауля ошарашил.

- То есть ты хочешь сказать, что не станешь пристраивать своего пэта к делу, как в своё время пристроил фурнитура?

- Рики мой пэт, а не мебель, - сдержанно ответил Ясон. Для него это были абсолютно разные понятия - пусть даже оба они выросли всё в том же Попечительском Центре.

- Пусть даже на нём кольцо пэта, всё равно выпускать его на волю - неоправданный риск. Неужели ты думаешь, что то, что случилось с Дэрилом, больше не повторится?

- Есть цепи видимые, и невидимые, - отозвался Ясон. - Он знает, какие из них крепче.

Разница между Катце и Дэрилом была очевидна.

Дэрил вырос вместе с Рики в Гардиан, поэтому будучи фурнитуром и постоянно находясь с ним в одной комнате, не мог сдержать воспоминаний. И то, как Рики отрицал своё порабощение, какие эмоциональные бури устраивал, заставило Дэрила совершенно позабыть о том, что он фурнитур.

- Это всё моя ответственность, Мой Господин. Умоляю Вас, будьте милосердны к Мастеру Рики.

Катце никогда не был так безрассуден.

Будучи фурнитуром, он был весьма умеренно полезен. А вот Меченому, крупнейшему дилеру на чёрном рынке, Ясон вполне мог поручить присмотреть за Рики. Их никакие эмоции не связывали, это не Дэрил.

Сделать из полукровки Эосского пэта - идея безумная с самого начала; но Ясон скорее удавится, чем признает это вслух. Для него не было ничего непреодолимого.

Рауль вздохнул.

- Ты просто безрассуден. Но очевидно - что бы мы теперь ни говорили, тебя в твоём скандальном поведении это не остановит.