НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Керес. Тот же день.

- Какого хера.

Было ещё светло, но Люк уже изрядно нализался стаута.

- Гай… Кирие, блядь, напугался до смерти, так? А этот его дружок из Центра нахер свихнулся, так? И во всём этом никакого, нахер, смысла, – доказывал Люк стакану. – Так пусть уж Центр объявит, что они из жалости убивают часть народу, и всё. Просто предадут это, блядь, огласке, почему нет?

- Да заткнись ты нахрен, Люк, - Норрис откусил кусок «плавника».

Сид молча согласился с этим заявлением.

Гай вздохнул.

- Вопрос в том, откуда там берутся деньги. Кирие на них польстился, вот и погорел.

Для Кирие добиваться своего через постель было естественно – даже если для этого надо спать с недорослем под крылом Попечительского Центра. Разумеется, ни Гай, ни другие бывшие Бизоны до такого бы не опустились. А Кирие уверенно шёл вперёд. Будь у него побольше воли, он бы сделал себе имя.

Но это… это было омерзительно.

Гай хлебнул немного безалкогольного напитка, вспоминая, что сказал ему Зико.

 

 

Представитель хакера связался с ними спустя две недели после первой встречи, когда Гай и Люк забрались в Нил Дартс. Они-то надеялись, что всё прояснится. Что сумятица и путаница наконец пройдут и Зико даст им ответы, которые они ищут.

Но от того, что они услышали, оба побледнели до зелени.

Спокойно глядя им в глаза, Зико сообщил:

- Психологи в Попечительском Центре иногда отправляют своих подопечных на эвтаназию.

Слова были тяжелыми, как свинец.

Психологи.

Эвтаназия.

Два этих слова были чужды друг другу, они не вязались между собой.

А Зико продолжил:

- Останки перерабатывают и продают на чёрном рынке с целью получения прибыли.

Гай и Люк оба почувствовали себя так, будто получили по хуку в челюсть.

- Какого хрена?!

- Блядь, да это ложь!

Оба как один хлопнули ладонями по столу. Но со словами Зико было не поспорить.

Хакер же улыбнулся, словно ожидал такого взрыва:

- Вы же сами говорили, меж Попечительским Центром и подпольным миром какая-то связь. И теперь вы так удивлены?

Они не желали этого знать.

То, что сообщил Зико, невозможно было вообразить.

От мыслей об этом начинало ломить затылок.

А тот ещё не закончил:

- Помните, в трущобах была такая игра, «Ловец Снов» - она была очень популярна какое-то время назад. Она ещё вызывала необратимые изменения в функциях мозга.

Ребята кивнули. Это была онлайн игра, продававшаяся только в Кересе. Отсутствие других развлечений сделало её безумно популярной в трущобах. Каждый сетевой центр поддерживал две-три версии.

Проблема заключалась в том, что «Ловец Снов» вызывал зависимость – и через какое-то время - неизлечимые нарушения в сознании. После нескольких смертельных случаев, потрясших Керес, игра просто тихо растворилась в пространстве.

Пополз слушок, что так Мидас на полукровках проводит эксперимент по контролю сознания. Правды никто не знал. И даже спрашивать не решались.

- Только теперь используется модифицированная версия.

- Модифицированная?

Зико нашарил скрытую в одном из диванов панель и вывел изображение на голоэкран.

- Новая версия внедряет нанотехнологии прямо в мозг. Таким образом, создаётся иллюзия, что всё, что человек видит во сне – то есть абсолютно всё – реально.

- Погоди, так значит, есть шанс, что ты помрёшь, и отнюдь не во сне, - уточнил Гай.

- Да, и притом вполне тихо и мирно.

Люк молча смотрел на него.

- Целью является получение выделяемых мозгом эндорфинов. Они обладают омолаживающим эффектом, действующим на все органические клетки – и очень ценятся на чёрном рынке, - легко прояснил ситуацию Зико и рассмеялся. – Пожалуйста, не смотрите на меня так. Я всего лишь передаю вам информацию… Раз она вам не нравится, может, хотите скидку?

- Эндорфины? – тупо переспросил Люк.

Зико кивнул.

- Использовать стволовые клетки слишком расточительно. Женщины – слишком ценный ресурс; никто не станет прерывать беременность, чтоб сделать забор с плода. Это совершенно неэффективно даже с финансовой точки зрения.

В голосе Зико не было ни тени эмоций.

Зато в словах его была правда. Население Кереса на 99% состояло из мужчин. Женщины там были бесценны, о них заботились и опекали с самого рождения и до самой смерти.

То есть, по правде сказать, они были величайшей ценностью – ресурсом, из которого получались машины для родов.

Что же всё это значило?

Зико меж тем продолжал:

- Есть ведь и криосон, и кибернетическое тело можно раздобыть – только плати деньги. И нет совершенно ничего необычного в том, чтоб умертвить пару бедолаг ради сбора эндорфинов.

Гай не мог знать, правда это или нет, ведь Керес был отрезан от внешних цифровых сетей.

- Даже в Кересе ребята хотят почить с миром.

- Ради того, чтоб с них собрали какую-то фиговину?! – выкрикнул Люк.

- Не всё ли равно, что с твоим телом будет после смерти? – пожал плечами Зико.

От мысли о том, что тело его расчленят на неопознаваемые куски, Гая замутило.

- Беднягам предоставляется шанс спокойно умереть во сне. А тело стоит определенных денег. Хотя и эвтаназия, конечно, не бесплатная штука. И тут, сколько ни говори о морали, а смерть от этого приятнее не станет, - просто проговорил Зико.

Единственным спокойным временем в жизни полукровок были годы в Попечительском Центре.

Там они учились и воспитывались до тринадцати лет. Воспоминания о счастливом детстве поддерживали их среди мрака трущоб. Пусть эти воспоминания и были куда слаще, чем реальность. Центр давал им прибежище. Пристанище.

Правда о том, что происходит в недрах Попечительского Центра, до глубины души потрясла и Гая и Люка.

Есть такие вещи, которых люди не хотят знать.

Существует правда, с которой невозможно смириться.

- Интересно, а Рики знал? – пробормотал Норрис. – Может, потому он так изменился.

Вся компания встретилась взглядами.

Затем безмолвно опустили глаза, каждый задумавшись о своём.