НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Вечер.

Приём Посла 7-го Содружества Гилдеас проходил в Консульстве Парфия.

Хозяином вечера был Гидеон, в качестве главного советника по информации на приёме присутствовал и Ясон, так что всё прошло гладко. Аэромобиль доставил его обратно в Эос, но не домой, а в офис, где дожидался Орфей.

По голоканалу сообщив о своём прибытии, Ясон поднялся на гравитационном лифте в компании почётного сопровождения, выделенного Орфеем.

Офис каждого Блонди имел свой неповторимый характер, и рабочее место Орфея в этом плане не было исключением. Декор был изысканный и элегантный. Но на сей раз его отличало ещё и присутствие Айши.

«Что происходит?»

Ясон не стал вслух задавать этот вопрос, хватило и взгляда.

Он явился потому, что Орфей сказал, что есть дело касательно Рики. И то, что он не стал распространяться об этом по телефону, уже немало говорило о серьёзности вопроса, раз Орфей так стремится избежать огласки. Так что Ясон совсем не ожидал, что Айша тоже окажется вовлечен.

Может, опять что-то с пэтом Айши?

Вражда между его пэтом и Рики когда-то была притчей во языцех; они были буквально непримиримы. Из-за этого Ясон, который вообще-то не интересовался делами пэтов, даже помнил, как того зовут.

Рики такое положение дел изрядно достало, но у него была чёткая политика – любую направленную на себя агрессию возвращать сторицей. Так и вышло, что чистопородного Академского пэта Айши прилюдно унизили. Был грандиозный скандал на весь Эос, после которого Рики и заклеймили в глазах всех пэтов жестокой неконтролируемой дворнягой из трущоб.

Ни один пэт не решался откровенно нарываться с Рики. Разумеется, поднялась волна перешептываний и намёков. Рики вошел в противофазу со всеми установленными нормами в Эосе – факт, который нельзя было игнорировать. Это шло вразрез со всем, что пэты знали о мире.

Они склонны были охранять собственную территорию – вопрос выживания, старый, как сама эволюция, даже в райских кущах Эоса. Но пока Ясон не привёл Рики в салон, стычки были чисто символическими.

Рики же был существом уникальным, бросавшим вызов буквально всему в Эосе.

- Не беспокойся, ничего плохого не случилось, - заявил Орфей.

Впрочем, Ясон и не сомневался. В последнее время Рики демонстрировал чудеса хороших манер и достойного поведения.

- Дело вот в чём, - лёгким движением руки Орфей активировал голоэкран, на котором возникло изображение Парадиты. – Помнишь такого? – поинтересовался он.

Вопрос был чисто риторический. На дебюте, где представляли этого пэта, он стал настоящей достопримечательностью. Не удивительно, что Ясон его вспомнил даже спустя два года – Рауль ему тогда все уши прожужжал про Парадит.

- И что с этим Парадитой?

- Очевидно, интересуется твоей дворнягой, - в словах этих не было угрозы, только напряжение. Ясон вскинул бровь, наблюдая, как на экране появился сад. А там Рики общался с Парадитой. И судя по картинке, уже не первый раз. В общем, вполне можно было принять это за рандеву, вот только глаза Рики лучились враждебностью и отвращением.

Ясон был совершенно уверен. Что бы там себе ни думал Орфей, Рики совершенно не интересует Парадита.

- Так в чём же дело?

Выглядело всё так, будто Парадита Рики достал. То есть дело было именно в нём.

В таком ключе становилось совершенно непонятно присутствие Айши. Парадита принадлежал какому-то Ониксу и к Айшиному пэту никакого отношения не имел.

- Рики его побил?

- Если бы побил, было бы намного проще, - Орфей сцепил пальцы.

Правда заключалась в том, что будь это так, Орфей бы без лишних раздумий раздавил полукровку. Стоило разрешить Ясону вернуть его в Эос, как он тут же стал эпицентром нового скандала. Для таких как Гидеон это было отличным развлечением. Но было уже поздно, и отыграть всё назад Орфей не мог.

- Так что же тогда?

- Возникли непредвиденные осложнения.

- Фурнитур запротестовал, - словно предвидя возможный ответ Ясона, отрезал Айша.

Тот нахмурился, а Орфей продолжил:

- Учитывая вмешательство фурнитура, вопрос становится спорным. Мы все знаем, сколько проблем возникает, когда в дело вовлечен фурнитур. Стин. Мимея. Дэрил.

Откровенно говоря, Ясону плевать было на фурнитура.

- Так всё дело в фурнитуре?

- Именно.

Это по-прежнему не объясняло присутствия Айши. И пусть он одна из самых влиятельных фигур в Танагуре, в Эосе его права весьма ограничены. То, что Орфей решил посоветоваться с ним по вопросу фурнитуров, маловероятно, равно как и обратное. Так что Ясон перешел прямо к делу.

- Айша, а у тебя какой к этому интерес?

Тот помедлил, прежде чем ответить:

- Видимо, началось всё с того, что у закрепленного за этим Парадитой фурнитура возникли проблемы.

- Видимо?

- Другими словами, фурнитур, вероятно, узнал, что Парадита общался с твоей дворнягой. – Айша говорил не вполне уверенно, впрочем, этого следовало ожидать. Заговор молчания – главная защита фурнитуров.

Когда на дебютной вечеринке пэту надевали кольцо, его регистрация в Эосе была официально завершена, и необходимость в ошейнике пропадала. А фурнитуру путь в салон был закрыт – кроме как с пэтом, взятым на поводок для тренировки или иных целей. Разумеется, в таком случае следить за воспитанником фурнитуру становилось намного тяжелее, однако риск ввязаться в неприятности в салоне считался незначительным.

 

 

Но стоило появиться Рики, как всё изменилось. Фурнитуры боялись его ещё больше, чем пэты, потому что именно они отвечали за поведение своих подопечных.

Для фурнитуров существовала отдельная сеть, посвященная вопросам пэтов, и до этого она практически пустовала. Однако с появлением Рики информация потекла туда бесконечным потоком. Пэты возвращались к своим фурнитурам в слезах после встречи с полукровкой из трущоб. Фурнитуры по всему Эосу дрожали в страхе от мысли, что их пэты могут из-за него попасть в какой-нибудь ужасный переплёт.

Стин, пэт Айши, сошел с ума и напал на Рики с ножом. Дэрил взломал систему безопасности Эоса и способствовал его побегу. Эти случаи бесконечно пугали всех футнитуров. Когда Рики исчез, появилось такое ощущение, что всё вернётся на круги своя. Зато когда он вернулся – уже взрослым мужчиной – паника тут же возобновилась и усилилась.

Каждый фурнитур опасался, что Рики втянет доверенного ему пэта в какую-нибудь кошмарную авантюру, после чего бедному фурнитуру не жить.

- Фурнитур Парадиты получил стресс такой силы, что потерял способность функционировать, - добавил Айша.

Ясон глянул на Орфея, тот пожал плечами.

- Фурнитур этого Оникса пошел к старшему по этажу, и разговор услышал Томас.

Томас был фурнитуром Айши, и Ясон наконец-то понял, какая тут связь.

- Фурнитур попросил о помощи?

Когда Стин рехнулся, Томас, как ответственный за него фурнитур, был наказан. Меру наказания определял хозяин, так что Ясон не знал, что с ним сделали. Но раз пэта Айши утилизировали, а фурнитур остался, значит, он это наказание пережил.

Пэты полагали, что фурнитур устанавливается в апартаментах и его меняют, когда хочется хозяину. Сами же хозяева считали иначе. Пэта заменить легко. А вот хорошего компетентного фурнитура – не очень.

- Томас - старший по Верхнему Этажу.

- Надо же.

Старший по этажу на Верхнем Уровне – руководитель всех фурнитуров Эоса. Так что всё, сказанное ему, становилось известно и Айше.

- И поэтому ты здесь? – спросил Ясон.

- Именно.

Выходит, фурнитур не взывал о помощи. Это была намеренная попытка воздействия на Блонди, чтобы они приняли санкции в отношении Рики. Ясон невольно вздохнул.

- И что же тебе сказал твой фурнитур Томас?

- Как можно по-тихому решить этот вопрос.

- Разве дело не стало достоянием гласности, как только о нём заговорили фурнитуры?

- Если бы не твоя дворняга, фурнитуры бы вообще в это не ввязывались.

- Ясон, ты об этом знал? – вступил в разговор Орфей.

- Более или менее.

- Более-менее?

- Орфей, ты же не думаешь, что я стал бы привлекать к вопросу твоё внимание?

- Парадита и слышать не хочет своего фурнитура. Не внемлет предостережениям о твоём полукровке. Он просто одержим, - в голосе Айши слышалась угроза.

- Одержим? – уточнил Ясон.

- Вероятно, у них были с твоим пэтом какие-то отношения ещё прежде, чем он вернулся.

- Отношения? – взгляд Ясона стал жестким.

- Почему бы тебе самому не выяснить? – снова вмешался Орфей. – Я рекомендую поступить именно так.

Ясон его перебил:

- Посадить моего пэта под домашний арест, пока Парадита не успокоится?

Орфей вздохнул. Ясон замолчал. Вся ситуация была ему глубоко противна.

Парадита – ценный экземпляр. С точки зрения пэта, Рики – действительно дворняга, даже без серийного номера.

Но Парадита принадлежал Ониксу, а Ясон был Блонди – и с иерархией следовало считаться. В Эосе всё зиждилось на иерархии. И позиция Ясона как Блонди сомнению никогда не подвергалась.

- Так как ты, Ясон, со своим пэтом не посещаешь секс-вечеринки, ты этого не знаешь, но вообще-то Парадита крайне популярен. Запросам на вязку с ним нет числа, - резко проговорил Айша. – Другими словами, ему не место рядом с твоей дворнягой.

Это не было преувеличением.

Высшей целью для любого пэта была вязка с ещё более высокопородным пэтом для передачи по наследству ценных черт. То, что Парадита так популярен, бесспорно, служило предметом гордости хозяина. Признак того, что он тонко разбирается в вопросах разведения. Естественно, что Оникс желает защитить свою собственность.

Рауль же говорил, что самцы Парадита исключительно редки. Так что Ясон был очень даже в курсе.

В Мидасе престижнее всего были пэты Академского разведения, но даже среди менее престижных пород крайне высоко ценились мутации. И если окажется, что мутация уникальна, такой пэт будет цениться даже выше Академских.

- Естественно, если бы ты выставил своего полукровку на вязку, это бы радикально всё изменило, - сказал Орфей без тени иронии. Ясон знал, что вне зависимости от репутации Рики, его выступление на последнем дебюте вошло в легенды, став бесконечным источником развлечения для прочих Блонди и их пэтов.

- Арест на какой срок?

- Может, недели три, - спорить с Орфеем было бесполезно.

- На каком основании? – поинтересовался Ясон. – Мой пэт не будет наказан без причины.

Орфей перематывал запись на голоэкране, затем остановил на одном кадре.

- Например, за нарушение правил.

На экране застыло изображение Рики: он спал, растянувшись на широкой ветке в саду. В волосах его засели две певчие пичужки.

- Твой полукровка явил свету свою зверскую натуру, - прокомментировал Орфей.

- Никакому другому пэту это бы в голову не пришло, - присоединился Айша.

Орфей заметил, что Ясон выглядит озабоченно.

- Полукровка вёл себя вполне пристойно, так что это лучшее, что мы можем придумать.

 

 

Потолки в апартаментах Ясона были высоченные, из окон во всю стену открывался вид на далёкую Башню Юпитер.

Рики пришел к завтраку, как обычно приготовленному Кэлом. Ясон же, вопреки традиции, вышел в пижаме.

- Доброе утро, хозяин, - с почтением произнёс Кэл. Тот кивнул и уселся за стол напротив Рики.

- Что?

- Ты наказан на три недели.

Рики замер, не донеся руку до чашки.

- За что? – Он обвёл комнату взглядом. Кэл очевидно дрожал. Этот взгляд был куда выразительнее слов.

- Кэл, - позвал Ясон. Тот оцепенел на месте.

- Да, хозяин. Сегодня ровно в 7 часов утра поступило извещение от охраны Эоса. Господин Рики, вы нарушили Статью 17.5 Кодекса Салона, и за это приговариваетесь к заключению под домашним арестом сроком на три недели.

- Но я ничего не сделал! – зло выплюнул Рики. Конечно, даже если бы и сделал, он бы не признался. И, конечно, загодя убедился, что это происходит вдали от вездесущих в Эосе камер. Уж Рики-то знал, где в охранной системе слепые пятна. Он их все нашел за первый же месяц после возвращения. Это было единственное, чем он мог развлечься, пока из него устраивали цирк.

Ярость Рики была ощутима физически. Он ни за что бы не сделал ничего, что грозило навлечь на него наказание Ясона – по крайней мере, ничего такого, что вскрылось бы сразу.

- Что ещё, к чёрту, за статья 17.5 Кодекса Салона? – потребовал он объяснений.

Ясон взглядом повелел Кэлу продолжать.

- Статья 17 касается зон, ограниченных для посещения, а пункт 5 – нанесения ущерба государственной собственности.

Рики просто не мог в это поверить; он ни малейшего представления не имел о том, что же натворил, и уже решил было, что его с кем-то перепутали, но тут же отринул эту мысль. Кого могут перепутать с полукровкой из трущоб в Эосе?

- Вне специально размеченных тропинок в Саду ходить никуда нельзя, - голос Ясона звучал угрюмо, - не говоря уж о том, чтобы спать на ветвях деревьев.

У Рики не нашлось слов.

- Мне, видишь ли, сказали, что ты явил свету свою зверскую натуру, - продолжал Ясон.

- Это… - начал Рики и замолчал. Он залез туда, чтобы избавиться от Мигеля. Это был единственный способ от него отвязаться. Но ветка оказалась такой удобной, что Рики сам не заметил, как уснул. Специальных знаков он не видел, но остановился и обдумал вопрос.

«Заборчики вокруг тропинок выкрашены красным. Может, это значит, что сюда нельзя?»

Читать пэты не умели, поэтому все знаки кодировались цветом. Вернувшись из трущоб, Рики об этом забыл. Непозволительная беспечность с его стороны, но… три недели домашнего ареста? Даже без официального предупреждения?

Даже когда Рики случалось обидеть другого пэта, он получал максимум три дня без походов в салон. В таком свете было ясно, что наказание преувеличено и что-то за этим определенно кроется. «Может, меня надо убрать из салона?» Рики не знал, кто мог так замутить воду; в Эосе его ненавидели все, так что, по сути, это мог быть кто угодно.

- Проклятье! Хватит уже выискивать дерьмовые поводы, чтоб ко мне придраться. Грёбаный Орфей!

Кэл замер в полнейшем шоке. Ясон даже бровью не повёл.