НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Эос. Верхний этаж.

Лишь тринадцати Блонди разрешено было иметь здесь апартаменты.

В тот день, закончив завтрак сильно позже обычного, Рики как раз задумчиво вытирал губы салфеткой, когда к нему обратился фурнитур Кэл.

- Для Вас сообщение от хозяина.

- Чего ещё?

За два месяца Кэл успел свыкнуться с подобной резкостью.

- К 15:00 Вам следует прибыть в медицинский центр. – В его словах не было ни малейшей ошибки. И, вероятно, чувство несоответствия, возникшее у Рики, было обусловлено тем, что комната другая и говорит с ним Кэл, а не Дэрил.

- Калга?

- Нет, в основной блок.

Рики нахмурился. Ежемесячные медицинские проверки, необходимые для пэтов, проходили в Калга, павильон 84. А тут было что-то другое.

- Зачем?

- Я ничего об этом не слышал, - отозвался Кэл.

Приказы Ясона не оставляли места сомнениям. Какими бы ни были указания, ни у пэтов, ни у фурнитуров не было права возразить или отказаться. Рики за сопротивление дорого поплатился, и страх наказания до сих пор пронизывал его до глубины души. Без сомнения, и Кэлу был знаком этот страх.

В глазах фурнитура отражался отблеск глубокого ужаса. Совсем не похоже на свет непреодолимого расстояния в глазах Дэрила. Сейчас Рики больше чем когда-либо ощущал себя пэтом Ясона.

- Хорошо.

- Я буду сопровождать Вас в центр, - добавил Кэл.

Другими словами, на поводке. Для медицинского осмотра это норма.

Рики кивнул, и Кэл позволил себе еле слышный вздох облегчения. Рики в этом уловил оттенок неопытности.

Катце как-то упоминал, что всех кандидатов в фунитуры отбирают из числа подростков в Попечительском Центре, и у Рики не было оснований в этом сомневаться. Кэл прослужил фурнитуром от силы два года.

Когда Рики впервые поселился у Ясона, там был Дэрил, лучившийся очарованием молодости и спокойствием опыта. В общем, какими бы ни были стандарты для фурнитуров Блонди, а Кэл, очевидно, не дотягивал ни по одному из них. А может, просто Рики стал старше; впрочем, Рики был исключением из всех правил в Эосе.

Шагая по салону на поводке, в своём обычном чёрном кожаном ошейнике, Рики складывал в кармане фигу, когда проходившие мимо пэты глазели на него со смесью любопытства и ненависти. Медицинский центр и салон располагались на одном этаже, так что не было ровным счётом ничего необычного в пэте, которого ведут на поводу, только вот двадцатилетний Рики сам по себе был чем-то необыкновенным.

Несмотря на полуторагодовое отсутствие, Рики знал дорогу в медицинский центр лучше, чем Кэл. Поэтому он указывал путь. Рука Кэла, державшая поводок, заметно подрагивала.

Ещё когда он выгуливал Рики на поводке, всем запомнился странный пэт с нервным фурнитуром, бледным, как полотно. Что поделать, первый порученный ему пэт оказался самым отъявленным хулиганом в Эосе. Для Кэла это было слишком.

Раньше Рики не приходилось бывать в главном здании – только в Калга-84.

Они добрались до места, и ошейник с Рики сняли. Дальше его повёл к лифту андроид-медик.

К чему бы это всё?

За всем, что делает Ясон, кроются определенные причины – и пусть бесполезно допытываться какие, но, понимая это, Рики занервничал.

 

 

Комната RS-35.

Дверь скользнула в сторону, открываясь, и Рики замер, не в силах произнести ни слова.

В центре комнаты, откинувшись на спинку дивана, расположился Ясон. Рядом сидел Рауль, элегантно-небрежный, в стандартном костюме Блонди. Одного этого уже хватило, чтоб комната выглядела необыкновенно.

Но дара речи Рики лишился вовсе не поэтому. Между двумя Блонди притулилась хрупкая фигурка.

Кирие?!

Воплощение жестоких побоев Рики и его разлуки с Гаем – собственной персоной. Но тут вам не Керес, и не Мидас. Это Эос.

Как? Почему?

Причина аварии аэромобиля со смертельным исходом в Мидасе.

Тот, за чью голову назначена награда.

Тот, у кого ещё остались секреты со времён в Попечительском Центре.

Тот самый, из-за кого силовики МПУ огнём и мечом прошлись по трущобам.

Кирие.

Рики прекрасно помнил, что Катце повсюду искал Кирие, естественно, нашел и схватил – так что Рики просто выкинул того из головы.

Так почему же он здесь? Неужели это происходит по-настоящему?

Рики отчаянно сражался с вопросами, которые забились в голове. Пульс у него участился.

Словно угадав его смущение, Рауль обратился к нему с едва заметной улыбкой:

- Что же ты стоишь там? Почему не подойдёшь и не присядешь с нами?

После истории с Мимеей… да, впрочем, и до того, Рики был в курсе, что Рауль его ненавидит. Так что его неестественная доброта пугала ещё больше, чем молчание Ясона.

Рики прислонился к стене, тупо вытаращившись на Рауля.

«Блядь, ты шутишь».

Ненависть его к Кирие никуда не делась. Он понятия не имел, зачем это всё, но не собирался позволить с собой играть.

Словно предвидя такую реакцию, Рауль усмехнулся.

А Рики не потрудился скрыть раздражения. Повисла неловкая тишина.

А потом Рики заметил кое-что странное.

Кирие – раздражительный, самодовольный Кирие – сидел тихо, словно ничего не происходит. А потом он вдруг засмеялся и поднялся на ноги. «Это не может быть он, - проскочила у Рики мысль, - Всё это неправильно. Это Кирие, но это не Кирие».

Кирие улыбнулся – напоённой сладким ядом улыбкой, от которой Рики прирос к месту - и пошел к нему, всем видом обещая плотские наслаждения. Рики был совершенно ошарашен.

Глаза Кирие, его руки, его дыхание… на коже. Ощущения захлестнули Рики.

Не может быть.

Тепло тела Кирие так близко. Прикосновение, давление, бьющееся сердце… Рики встряхнулся, вжимаясь в стену, стараясь побороть поднимающийся первобытный инстинкт.

И тут острая, режущая боль стрельнула у него между ног.

Он отмахнулся от Кирие и, скорчившись, свалился на пол, зажав руками промежность.

Кирие тупо смотрел на него, словно даже и не помнил, что его только что послали.

Рики прошиб холодный пот. Согнувшись пополам и стараясь не стонать от боли, но вдруг осознал, что Рауль смотрит на него долгим взглядом.

- Почему ты его не отпустишь? Они ведь даже не поцеловались.

- Я просто показал ему, что может случиться, - спокойно ответил Ясон, чуть поворачивая контрольное кольцо на левой руке, посылая всё новые импульсы в кольцо D-типа на основании члена Рики. Ясону стоило буквально пальцем шевельнуть – и он сможет пытать Рики бесконечно или сразу заставить его потерять сознание.

Боль отпустила. Рики ловил ртом рваные вдохи. В ушах звенело. Давненько ему не случалось на себе испытывать мучения от проклятого кольца, но он и без того слишком хорошо помнил, что это такое.

- Ну, допустим, можно было и получше, но пока сойдёт и так. Твой пэт, кажется, даже слегка завёлся, - жестко сказал Рауль.

Ясон хранил ледяное молчание.

- Не надо на меня так смотреть, больше это не повторится, - беспечно добавил Рауль. – Кирие! – голос его хлестнул кнутом.

Кирие обернулся, словно щёлкнул невидимый выключатель.

Рауль поднялся и, положив Кирие руку на плечо, покинул комнату. Рики проводил их взглядом, затуманенным пеленой боли.

- Зачем было превращать Кирие в Алиту? Чтоб подложить какому-нибудь мерзкому старикану как куклу для секса? – едко спросил Рики.

А даже если и так, ему всё равно. Ему не было жаль парня.

Только противно, что его Рауль использовал как пример – он явно до сих пор бесится за Мимею. И Ясон это прекрасно знал, но всё же позволил ему использовать Кирие, чтоб подловить Рики. Именно это его и злило.

- Жаль было пускать в расход особь с естественной врожденной гетерохромией, - прохладно пояснил Блонди.

Сам Ясон, скорее всего, и не обмолвился бы о том, какая судьба постигла Кирие. Впрочем, Рики было плевать. Что бы там Кирие ни натворил, раз его за это превратили в биоробота, значит такова тому цена.

- Власть порождает жажду удовольствий. Кому-то он послужит прекрасным пополнением коллекции, – сказал Ясон безо всяких эмоций. Своим безукоризненным вкусом в отношении пэтов Ясон был знаменит на весь Эос, но за безупречным фасадом таилась безжалостность, пробиравшая, как сказал как-то Катце, до самых костей. Рики содрогнулся.

- Но ты, Рики, не бери в голову. Я хочу тебе кое-что показать. - По жесту Ясона перед ним развернулся экран–голограмма. – Вот, что обнаружилось в памяти Кирие.

Для Ясона, обладателя бессмертного неорганического тела, которое ко всему человеческому приобщал один лишь мозг, полукровки как нельзя лучше годились в подопытные для научных экспериментов. Рики, в общем-то, никогда об этом не забывал, и тем не менее, оказался совершенно не готов, к тому, что ему предстояло увидеть.

На голограмме двое мужчин занимались сексом. Один из них был Кирие. Рики в отвращении скривился.

«Да плевать мне, кого он трахал».

Наверно, это воспоминания о том подростке, которого он совратил в Попечительском Центре. Рики совершенно не интересны были завоевания Кирие. Но стоило увидеть лицо того, другого, как у него кровь застыла в жилах.

Темноволосый парень, которого как раз ласкал Кирие – был он сам.

Рики глазам своим не поверил. Зрение потеряло фокус. Мозг отчаянно возопил, что этого не было.

Если бы на экране Гай, а не Кирие выгибал сейчас спину, то Рики мог бы ещё понять, как могла появиться такая запись. Но это был именно Кирие.

А тот, другой, был вовсе не он сам.

- Нет, это был не я! Нет! Нет!

Иллюзорный Кирие с каждым толчком входил всё глубже, и Рики на картинке закричал, давая выход чувствам.

- Кирие кончил, и не раз, когда мы повторно воспроизвели это воспоминание; причём без всякого физического контакта с гениталиями, - к слову добавил Ясон.

Рики прекрасно знал, что это на самом деле не он, но никак не мог отделаться от ощущения, что ему показывают его же мерзкую развратную версию.

- Это не я! Нет! Никогда!

Голограмма растворилась.

- Я не трахался с Кирие! Проклятье! Я с ним не трахался!

Вернувшись в трущобы, Рики полагал, что наверстает упущенное за три года. И не смог. Не смог даже заставить себя попытаться – даже с Гаем. Он боялся, что стоит заняться сексом, как извращенный пэт, в которого его превратили, явит свой лик. А мысли о том, что кто-нибудь узнает его таким, он вынести не мог. Однако стоило вернуться в Эос и снова услышать голос Ясона, как вся его непорочность и самоконтроль разом лопнули, как мыльный пузырь.

- Это был не я!

Рики вспомнил Мимею. Ему совершенно не хотелось повторно пройти через этот ад, да ещё и по ложному обвинению.

И тут Ясон засмеялся.

- Что-то знакомое, да, Рики? Или ты так боишься, что снова последует наказание?

Рики закусил губу, но взгляда не отвёл. Он ни за что этого не признает. Никогда.

- Я этого не делал!

Пусть всё впустую, но Рики должен был это сказать. Если это воспоминание Кирие, то значит, Кирие глючит. При их последней встрече Кирие реальности не мог отличить от иллюзий, он жил в мире постоянных ночных кошмаров. И если информация Катце верна, то партнёром его должен был быть кто-то из надзирателей Попечительского Центра.

- А Кирие хотел тебя. Вынужден добавить, отчаянно хотел – раз ему пришла в голову такая фантазия.

- Фантазия?

- Да, - Ясон закинул ногу на ногу. – Когда его схватили, он был не в себе. Поэтому ему назначили определенные седативные средства.

Кирие сломался уже давно. И всё что от него осталось – было желание не умирать, по крайней мере, так думал Рики.

- Странная штука человеческий мозг. Стоит ввести химический препарат, как он в защиту создаёт мир фантазий.

- В защиту?

- Ну, да. Мечтать о сексе с тобой было для него утешительно, так что отбить у него эту охоту тоже была та ещё задачка. – Ясон слегка нахмурился.

Рики был в ярости.

В ту ночь…

Рики с трудом дотащился домой – избитый полицаями из МПУ, на дрожащих ногах, насквозь промокший под проливным дождём – и там обнаружил Кирие, который прятался в шкафу, выпучив глаза от страха.

«Помоги мне», - вот два разумных слова, которые он выдал. А потом: «Я люблю тебя». А за этим извращенным признанием посыпалось: «Если ты не замечаешь меня, то лучше бы уж вечно ненавидел».

Подумать только, что в глубине извращенного сознания Кирие таились подобные мечтания! Рики скривился от отвращения. Да, пусть в трущобах секс, что по согласию, что насильственный – обычное дело, но если б Кирие что-либо подобное сказал в здравом уме и трезвой памяти, ошарашил бы Рики сразу и надолго.

Когда его домогался Люк, Рики и ухом не повёл, но Кирие – другое дело. Потому что для Кирие даже секс был удобным способом продвижения вверх за счёт кого-то ещё.

- А ты знаешь, что именно об этом он мечтал с самого начала? - брякнул Рики, не подумав.

Когда он был с Мимеей, его хоть на горячем не поймали. А наказание, тем не менее, было непомерно жестоким. И пусть сейчас это всего лишь чьи-то фантазии, но для Ясона, глядевшего на экран, всё было реальнее некуда – так как же он отреагирует? Последнее было Рики особенно интересно.

- Да, когда я увидел это впервые, то почувствовал настоятельную необходимость кое-кого задушить, - констатировал Ясон, поглядывая на Рики.

«Задушить кого? Кирие? Или меня?»

- Но я сразу понял, что это не ты. – Губы Ясона изогнулись в жестокой улыбке. – То, как ты стонешь, как изгибаешься, выражение лица, когда ты кончаешь, тут совсем другое.

Рики почувствовал, как внутри поднимется жар, пунцовой краской приливая к щекам от стыда и злости.

«Ублюдок».

- Так зачем же ты мне показываешь это омерзительное дерьмо?

- Чтобы ты понял.

- Что понял?

- Второго шанса не будет, - глаза Ясона были холодны как лёд, голос пронзал Рики насквозь. – Помнишь, что я говорил тебе раньше?

- Что именно?

- О правилах поведения в салонах.

В большинстве случаев в салонах прокатывало что угодно, но Ясон, видимо, говорил несколько о других правилах.

- В смысле, не зарываться?

- Да.

- Любой скандал, как бы то ни вышло, никаких отмазок. Сразу последует наказание – так?

Впрочем, теперь-то вряд ли кто рискнёт задираться с Рики.

- И сейчас я тебе больше не нужен, так? Кэла позвать, чтоб он меня забрал?

- Не беспокойся, я сам отведу тебя домой.

- На поводке?

- Разумеется.

Рики вздохнул и опустил взгляд.