НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Водоворот, вобравший в себя само значение слова «темнота». Бесконечный, чернильно-чёрный лабиринт. Тяжелая холодная тишина поглотила мир.

У этой мглы не было ни ширины, ни высоты, ни глубины. Вот где оказался Кирие, придя в себя. Сумрак сковал всё его тело, голос застрял в пересохшем горле. И хотя глаза распознавали окружающее именно как темноту, ни отсвета, ни тени не было кругом, чтоб подтвердить это.

«Где я? Почему меня отправили сюда?»

Он не знал. А стоило попытаться вспомнить, как боль расколола голову надвое. Он даже не мог сказать, забылся он на минутку или провёл в коме много лет – знал лишь, что чувствует себя так, будто оказался в кошмарном сне.

«Почему я здесь? И как долго я здесь пробыл?»

Этого он тоже не знал. Должно быть, это сон. Дурной сон, который повторяется снова и снова. В висках пульсировало. Он не мог понять, где кончается реальность и начинаются видения и когда они прекратятся.

Видно, он перестарался, веселясь с друзьями, и накачался сверх меры в убежище. С друзьями? С ребятами, к которым он прибился. Да, с друзьями из Бизонов. Бизонов, которых все боятся. Непобедимых Бизонов.

Гай. Люк. Сид. Норрис. И Рики.

Значит, с ним всё в порядке. Раз он помнит их имена, значит не так-то он и перебрал. Значит, скоро он проснётся. И протрезвеет. Сразу.

Судя по тому, что он потерял чувство времени и абсолютно не помнит, что случилось, это был какой-то дешевый стаут. Он такой терпеть не мог. Хорошая марка всегда лучше. Вартан – вот что пьют те, у кого есть вкус. В следующий раз он сам проставится. Устроит хороший кутёж у Херма.

Нет, не у Херма. Его заведение разнесли в труху эти ублюдки Джикса. А где же? Куда сходить, чтоб наливали хороший стаут? И где они были в этот раз? Господи, как болит голова. Какого ж чёрта она так болит?

Дёргает… бьётся… пульсирует…

Острая боль, будто тёркой, не переставая скребла по нервам. До тошноты. Казалось, в желудке крутится густой вязкий кисель.

Его бесило, что ему так худо. Мозг просто отказывался обрабатывать какие-либо ещё мысли. Он скорчился, обхватив руками колени. И стоило сделать так, как стальная хватка боли чуть ослабла. Он поднял голову.

В темноте возникло какое-то движение.

Что?..

Мелькнул бледный свет – словно крохотный глоток воздуха. Кирие затаил дыхание. Свет неторопливо покачивался, будто маня его подойти ближе.

«Эй! - как бы звал он, - сюда!»

Просто иллюзия? Или наваждение? Он не знал. Но когда он смотрел на мерцающий свет, голова совершенно переставала болеть.

«Сюда. Иди сюда».

Повинуясь этим безмолвным указаниям, Кирие подобрался на ноги и медленно пошел вперёд неуверенными шагами. Но сколько бы он ни шёл, мерцающий свет ни капли не приблизился, маячил всё также далеко. Словно призрак.

«Какого чёрта?» Кирие начал терять терпение. Что же это? Неужто придётся вечно брести неизвестно за чем? Его вдруг обуяло беспокойство.

Тьма кругом была бесконечна. «Да тут же никого нет», - осознал он внезапно. Все чувства вдруг стали острыми и настоящими. По телу прошла дрожь. Лицо его исказилось. Ноги стали тяжелыми, как камень. В паху свело.

Почему тут никого нет?

Вдруг навалилась слабость, усиливаясь с каждым биением сердца.

- Если это сон, то я должен проснуться! – крикнул он и упал, не в силах больше сделать ни шагу.

А мерцающий свет всё манил его. Но когда он пытался сфокусировать взгляд, колебание его, кажется, замедлялось. Одно последнее усилие, словно он стремился удержать светлячка взглядом на одном месте, и Кирие вдруг понял, что в этом странном месте, где нет никого кроме него, свет понемногу становится ярче, с каждым движением поднимаясь чуть выше над темнотой.

Сфера – перетекавшая из желтого в оранжевый, затем в красный.

Что это?

В какой-то момент странное чувство непреодолимого расстояния прошло. То, что он не мог разыскать, куда бы ни шел; то, что таяло, как мираж, всякий раз как он протягивал руку – теперь, когда он, изможденный, сидел на земле, было прямо перед ним.

Он чувствовал, что стоит потянуться, и он сможет его достать. Он на коленях подполз ближе. Любопытство, оттеснившие и опаску и страх, исходило от самого сердца. Это и был настоящий Кирие, его истинная природа.

Рефлекторно он оглянулся кругом, даже не задумавшись о том, сколь нерациональны подобные предосторожности. Тяжело сглотнул и протянул вперёд правую руку. Кончики пальцев его коснулись алой сферы приблизительно десяти дюймов в диаметре. Она не была ни холодной, ни тёплой - соответствуя температуре тела, только гладкая, как металл. В этом ощущении не было ничего страшного.

Подумав так, Кирие с облегчением выдохнул. Всё хорошо. Подбодрив себя этой мыслью, он повнимательнее ощупал сферу.

Поверхность была скользкой. Не слишком плотной, не слишком мягкой. Чуть эластичной. Удовлетворив на время своё любопытство, он легонько сжал сферу в ладони.

И испытал странное ощущение. Он понятия не имел, что это за алая сфера, но сразу сообразил, насколько приятное ощущение она оставляет в пальцах. Необъяснимое облегчение лишь подстегнуло его смелость. Он схватил шарик. И тут же вся тяжесть его истинной массы обрушилась прямо ему в руки.

«Сучий потрох!» - беззвучно возопил он. Сердце подпрыгнуло и болезненно заколотилось в груди. Но он не разжал руку. Эта мистическая шутка – единственный источник света в кромешной темноте.

«Это моё!» Кирие прижал шарик к груди, потом потёрся о него щекой. «Всё моё!» Чтобы утвердиться в этом, он поцеловал его.

Шарик вздрогнул в ответ.

Должно быть, ему показалось. Поцелуй словно пробудил алую сферу, и теперь она пульсировала, отвечая, в такт биению сердца Кирие.

Та-дум. Та-дум. Та-дум.

Кирие прислушался. Ритм напоён был глубоким спокойствием. Единственное живое существо в этом странном, тихом, тёмном лабиринте. И не важно, что это – сейчас он хотел, во что бы то ни стало, оставить себе это тёплое бьющееся нечто.

Что бы ни случилось, он никогда его не отпустит.