НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Шел дождь. Сильный, холодный, изматывающий. Рики не вымок до нитки только благодаря козырьку над входом в магазин, под которым он укрылся. Однако промозглый холод пробрался в ботинки, щупальцами обвил ноги, ледяным языком пробовал на вкус кости и полз по позвоночнику вверх.

Он стоял на углу торгового округа, зажав в зубах сигарету, и зябко дрожал, вглядываясь в огни ночных улиц. Словно искал что-то и боялся пропустить в людском водовороте. Он не шевелился и, кажется, даже не моргал.

Обычную лёгкую ветровку Рики сменил на тёплую водолазку и синюю мотоциклетную куртку, что неудивительно, учитывая пронизывающую ночную стужу. Вполне типичный наряд для трущоб, может быть даже слишком лёгкий – хотя, конечно, в сравнении с богатыми убранствами Мидаса, чересчур простой.

Впрочем, не важно, как Рики одевался – само его присутствие шло вразрез с общим ритмом людской волны. В бледном свете уличных огней, скрытый завесой льющегося дождя, он сам стал частью ночного города – отчётливая сущность, чьё присутствие не скрадывала дымная тьма.

Прохожие окидывали его любопытными взглядами, шагая мимо. И тут же начинали многозначительно перешептываться и переговариваться. Однако некоторые жаркие, жадные взгляды полны были чего-то куда более серьезного.

Но как бы они ни очаровывались, даже из тех, кто замедлял шаг, никто не смел к нему подойти. Рики знали не только в лицо и по имени; слухи о его репутации и былых стычках всё ещё бурлили в трущобах.

Если единственный и неповторимый лидер Бизонов околачивается в подобном месте, да ещё так, будто кого-то ждёт посреди ночи, это что-то да значит.

Достаточно, чтоб вызвать чуть больше беспокойства и любопытства, чем нужно. Но это, конечно, не значило, что хоть кто-то из зевак пойдёт дальше задумчивых взглядов.

Тут за территорию боролись разные банды, но имя Бизоны было у всех на устах. В своё время они прибрали к рукам все трущобы – и вдруг ушли с поля боя и распались. С тех пор Бизоны стали призраком, живой легендой. Уже пять лет прошло с тех пор, а с репутацией Бизонов всё ещё приходилось считаться.

Их – как спящего пса – лучше было вовсе не беспокоить. Инцидент с Джиксами только лишний раз подтвердил эту истину. В мгновение ока тревожные слухи разлетелись во все концы, до последнего закоулка.

Дело стоило того, чтоб пошептаться в баре за спиной у участников – с усмешкой, показывая пальцем. Но об истинном положении вещей надёжнее было не знать – есть на свете такие места, куда лучше не соваться.

Дерзость и невежество – никто не собирался возникать и ради всеобщего блага проводить меж ними чёткие границы. Судьба Джикса и его Супер Деток всем послужила хорошим уроком: вот, что бывает с теми, кто настолько глуп, что нарушает неписаные законы трущоб.

Среди толп бесконечно воюющей и спорящей молодёжи, медленно задыхавшейся в зловонии трущоб, местный жаргон выделял три типа людей, достойных отдельного упоминания: Тито – карманная собачка, которая ластится к каждому встречному; Борг – дворняга со свалки, много брешет, но не кусается; и Нокс – бойцовский пёс, который порвёт любого, кто подойдёт слишком близко.

Но Коккер, поверженный, и вернувшийся в трущобы, поджавши хвост – выделялся особо.

Лично Рики то, что его честят побитой собакой, не волновало ни в малейшей мере. Но Джиксы вынудили его оскалиться и показать клыки – а клыки эти оказались острыми как бритвы (собственно, как всегда и были). Неожиданно всплывшая правда вынудила окружающих изменить свое мнение. Не в лучшую и не в худшую сторону.

Рики просто плевать было, кто и что о нём подумает. Но в тот день под дождём его очень волновало, что дело так затягивается.

Ещё десять минут. Ради всего, что было. Ещё пять.

Время тянулось медленно.

Он что, надумал меня прокатить?

Не желая принимать такую вероятность, Рики всё торчал и торчал под дождём. Гай предложил встретиться здесь.

- Что-то мы давно нигде не были, - сказал он. – Пойдём, выпьем у Эйдена.

И Рики согласился.

Попавшись в сети Кирие – нет, подвешенный в качестве наживки, чтоб заманить Рики обратно в когти Ясона – Гай две недели провёл взаперти прежде, чем его выпустили. С тех самых пор отношения их стали натянутыми и неестественными. Словами этого было не передать. Но оба они отчётливо ощущали появившееся отдаление. Непреодолимая пропасть.

- Подбери тут все концы, - сказал ему Ясон. – Я не хочу, чтобы по возвращению в Эос пришлось отмывать с твоих ботинок трущобную грязь. Избавься от всех возможных проблем.

Ясон предвидел разрыв Рики с Гаем. Дата возвращения Рики в Эос не была высечена в камне, но незачем откладывать неизбежное; к тому же, Ясон не любит, когда дела затягиваются.

Снова в ночной тьме, в центре водоворота событий Рики отдался во власть секса с Ясоном. Он вновь надел цепи пэта. И с этим придётся смириться. Ему был оставлен выбор, но неутолимые голод и жажда, преследовавшие его в трущобах, стали ценой его свободы.

Он не любил долгих прощаний, но и оставлять между ним и Гаем эту странную недосказанность совершенно не хотелось. То, что однажды бросил, уже не поднимешь. В глубине души он знал, что это всё неизбежно и неоспоримо. Но чувства шли вразрез с разумом.

Или, скорее, именно потому, что он сам это бросил, он знал, что шанса исправить ошибку не будет. Может, именно поэтому он и вернулся в трущобы. И жестокая реальность, не задумываясь, разодрала его на части.

Он хотел поразмяться и оторваться за три пропущенных года. Но спустя всего год его бесценная свобода превратилась в прах.

Почему? Что же случилось? Неужели расклад изначально был именно такой? Стоило подумать так, и в горле встала горькая желчь, заставив его сжать зубы. «Поздновато теперь об этом думать», - проскочила ехидная мысль.

Гай не пришел. Зачем ждать дальше? Он затушил окурок о стену и отправил его в полёт щелчком пальцев. А потом вышел под непрекращающийся дождь и зашагал прочь. Капли, танцующие у его ног, стали ещё тяжелее. Не похоже было, что дождь скоро прекратится.