НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Рики снился сон. И давненько ему не снились такие яркие, живые сны. Вероятно, встреча с Катце после четырёхлетней разлуки всколыхнула дурные предчувствия, омрачившие его мысли; или же открывшаяся ему правда, которую он не мог переварить сознательно, вызвала к жизни из глубин памяти давно позабытые воспоминания. Так или иначе, а снилось ему то, чего он совсем не хотел вспоминать.

Дворцовая башня, коронованная именем древней богини Эос. Комната Ясона. Роскошные, запредельно дорогие апартаменты, обиталище самого могущественного лица Танагуры. Рики плевать было на обстановку, но он прекрасно понимал, что вся она состоит из высококлассных вещей, которые к тому же стоят своих денег. Так сказать, обычная роскошь, может быть, чуть более помпезная, чем допускал общественный вкус. Он не знал, как выглядят комнаты прочих представителей элиты, но жилище Ясона его не впечатляло.

Здесь он не чувствовал себя дома. Он жил, ел и спал там, где совершенно ничего не значила его личная воля. Он был орлом с подрезанными крыльями. Он совершенно ничего не мог сделать сам, и это отупляющее состояние действовало ему на нервы. Запертый в комнатах Ясона, он кипел и злился так, что, казалось, скоро взорвётся.

- Какого чёрта эта дверь не открывается? – в бешенстве рычал он себе под нос.

Он колотил в неё кулаками – без всякого толку. В последние несколько месяцев он усвоил один урок – надо контролировать себя, ко всему относиться хладнокровно и адекватно реагировать на ситуацию; но вместо этого продолжал бесноваться, как обиженный ребенок, не согласный идти на компромисс. Прекрасно знал, что это бесполезно, но остановиться не мог.

- Я этого не понимаю, Дэрил! – выпалил он. Больше скинуть обжигающие эмоции было не на кого, так что Рики обрушился на единственное живое существо в комнате. – Ты же говорил, что после дебюта я смогу ходить в центр отдыха и в салон, и вообще куда захочу! Чего ж дверь-то не открывается?

- Полагаю, потому что у Вас до сих пор нет пэт-кольца.

Манера речи фурнитура – спокойный, сдержанный, логически выдержанный тон – не менялся ни при каких обстоятельствах. Даже когда Рики на него орал; даже когда он ласкал Рики. Дэрил лишь чётко отвечал на вопросы, которые тот задавал. Вероятно, ему запрещено было говорить о том, что осталось недосказанным.

- Пэт-ринг?

- Да. Кольцо с Вашим регистрационным номером. Без него выходить из комнат нельзя.

Рики впервые слышал о такой штуке. Уже четыре месяца прошло с тех пор, как он попался в подземном павильоне Сазана (Зоны 8) и попал в Эос. Четыре месяца с тех пор, как Ясон ему сказал:

- С этого дня и впредь ты – мой пэт. На вечеринку тебя отправим, как только я буду уверен, что ты меня не опозоришь. Я намереваюсь культивировать те достоинства, что скрыты за твоей неумеренной наглостью.

Хоть Ясон и объявил безоговорочно права собственности на Рики, тот по-прежнему ни малейшего понятия не имел о том, что значит быть пэтом, выращенным в Эосе. Назначенная «дрессировка», судя по всему, должна была вбить ему всевозможные пошлости и разврат до мозга костей.

- Все пэты такие носят?

- Ожерелье, серёжку или браслет. Есть разные типы колец, и они исполнены в разных стилях – но у каждого зарегистрированного пэта такое есть. Это единственная форма персональной идентификации, разрешенная для пэтов.

- Так значит, если у тебя есть кольцо, ты можешь ходить, куда захочешь?

- Если хозяин разрешит.

Ясон уже водил Рики на вечеринку-дебют, которую устроили специально для новых пэтов. Водил на поводке, цеплявшемся к ошейнику на его шее. Когда Рики уяснил, в какой «униформе» пэты должны явиться на мероприятие, он чуть не умер от унижения. На вечеринке он изо всех сил демонстрировал глубокое неудовольствие, стараясь держаться подальше от прочих, улыбающихся пэтов. Но раз у него нет кольца, значит, он даже не может считаться «официальным» пэтом.

По словам Дэрила, обычно пэты не выходили на дебют прежде, чем у них появится пэт-ринг. Рики так и не разобрался, как же к этому стоит относиться. Означает ли это, что он всё-таки не является пэтом Ясона? Может, если он продолжит противиться Ясону, его в один прекрасный день просто выставят из Эоса?

Впрочем, скоро эти надежды рухнули. Еще полгода его держали в комнатах Ясона без кольца. Чем больше Рики отказывался подчиняться, тем строже становились ежедневные дрессировки.

- Сколько еще ты собираешься меня держать тут взаперти?

- До тех пор, пока с тебя не хватит, полагаю.

- Что б ты ни делал, я не стану пэтом какого-то расфуфыренного господина Блонди, - бросил вызов Рики, презрительно выплюнув положенные почести. – Даже ты уже должен был это понять на дебютной вечеринке.

В тот раз Рики довольно быстро влип. На вечеринке он засветился с засосом на плече, и вокруг этого моментально завязался скандал, оставивший у участников стойкое ощущение, что полукровки – грубые, свирепые, неприручаемые животные.

Неудобно конечно получилось и некрасиво, но Ясона это совершенно не трогало. Вскоре Рики понял, что это и есть несгибаемая гордость Блонди.

- В любой вечеринке хороша изюминка. Я и не рассчитывал, что полукровка проявит светские манеры. Но в любом случае, твой дебют в качестве пэта состоялся, и больше выходов в свет пока не будет. Так что ты теперь официально мой пэт, Рики.

- А раз так, - проворчал Рики, - то поторопись и выдай мне уже пэт-ринг.

Холодная улыбка озарила лицо Ясона.

- Ну-ну. Ты сам просишься на поводок. Это серьезный шаг вперед.

Рики перевёл дух. Игры в манипуляцию, сарказм и оскорбительный смех – всё это составляло его ежедневное существование; но мысль о том, что он по своей воле становится пэтом, была омерзительна.

- Да не в том же дело. Я просто нахер свихнусь, весь день сидючи в этой комнате. А будь у меня пэт-ринг, я бы мог хоть куда-то пойти, ведь так? Так что хватит тут разводить на эту тему разговоры и давай сюда это грёбаное кольцо.

Рики по-прежнему не мог покидать комнату иначе как на поводке у Ясона. В Эосе лишить пэта кольца – считалось серьезным наказанием.

Прочие пэты явно демонстрировали своё отношение к вопросу. Они гордились той свободой, что давали им кольца, и тут же начинали проявлять врожденное высокомерие. Конечно, взять полукровку пэтом – само по себе варварство, но хоть обращаются с ним как следует и держат взаперти. Это их хоть немного успокаивало.

Рики плевать было, что они на него смотрят сверху вниз. Ему нужна была такая же свобода. Даже не из-за гордости, а просто потому, что выгул на поводке он больше выносить не мог. То, что он заперт каждую минуту каждого дня его угнетало, сводило с ума… будь у него пэт-ринг, он бы хоть по Эосу погулять мог.

- Если это единственный способ мне отсюда свалить, то придётся потерпеть, - ответил Рики чуть более искренне, чем намеревался. Тут же прикусил язык, но было поздно.

- Понимаю… полукровка упрям, как я и предполагал. Ну, хорошо. Если ты так хочешь, будет тебе пэт-ринг.

Рики рефлекторно отшатнулся, уловив в голосе Ясона, который был даже чуть холоднее, чем обычно, зловещую нотку. Ясон снял пиджак. Шагнул к Рики и бесцеремонно схватил его за руку.

- Эй, ой! Отпусти!

Ясон привычно потащил его в спальню и швырнул на кровать. От очевидной разницы их физической силы у Рики голова шла кругом.

- Сколько можно повторять? – завёлся Рики. – Я не игрушка тебе!

Его смутило и обеспокоило необычное поведение Ясона. Стоит потерять осторожность и выпустить Блонди из виду хоть на минутку, как тут же наступят неприятности.

- Раздевайся.

Рики закусил губу. И покорно разделся донага.

«Никогда не заставляй меня повторять приказ».

Если он медлил, ругался или ныл, потом ему приходилось вдвое хуже. Это Рики прекрасно уяснил. Обычно для наказания вызывался Дэрил, который отсасывал у него, притом что пальцы Ясона ласкали его глубоко внутри. Определенно этого не желая, Рики скинул одежду и повернулся к Ясону.

И застыл в изумлении.

До сих пор Ясон при нём даже воротничка рубашки не расстёгивал. А теперь он неторопливо и элегантно обнажался.

«Какого… чёрта?»

Абсолютно сбитый с толку Рики глазел на него в немом изумлении. Ясон в свою очередь послал ему соблазнительную улыбку.

- Что ты находишь столь удивительным? Что хозяин желает делить ложе со своим пэтом? А что не так?

В этот момент Рики до глубины души пожалел, что попросил это несчастное кольцо.

Z-107M.

Кольцо D-типа, штучно изготовленный товар – совсем не те побрякушки, стилизованные под украшения, которые носили прочие пэты. Кольцо же заказанное Ясоном – к его бесконечному стыду и позору – надевалось на член.

- Глянь на полукровку. Он весь в засосах.

- Говорят, сам Ясон с ним спит.

- Быть не может. С чего бы это хозяину спать со своим пэтом?

- Он уже год как дебютировал, а ни на одной секс-вечеринке так и не появился.

- Ради бога! Меня тошнит от мысли о сексе с гнусным полукровкой.

- Значит, он это делает с фурнитуром.

- Идиот. Не настолько же он глуп.

- Даже девственников производства Академии дефлорируют прежде чем назначить вязку. А он же ещё ни с кем не был, так?

- Говорят, что Ясон к нему никого не подпускает.

- Агх. Хотя, конечно, отказать Ясону Минку крысёныш не мог.

Оскорбления, сарказм, насмешки – всё это потоком изливалось в салонах. Центры отдыха, где пэты проводили свободное время, захлестнули слухи; их повторяли самодовольные пэты своим приспешникам, ими делились и те, кто потихоньку удовлетворял свои скрытые желания в потайных задних комнатах.

Стоило Рики войти, как они отрывались от своих занятий. И глазели на него, прямо лучась неприятием.

Все, кроме одной. Среди всех пэтов в салоне она одна его не испугалась и решилась заговорить.

- Привет. Я Мимея. Можно тут присесть?

- Рики, сюда! Скорее!

Мимея схватила его за руку. Ни секунды не колеблясь, они юркнули в одну из задних комнат салона и захлопнули за собой дверь. Мимея повернулась, коснулась ладонями его щёк и облегченно вздохнула.

- Я рада, что всё не так плохо.

- Что?

- Тебе же лицо вчера разбили в потасовке.

- А, это? Не страшно.

Выговоров за бесшабашное поведение от Дэрила было явно недостаточно, чтоб утихомирить Рики. И всё же он знал, что с Ясоном надо держать ухо востро, а то последует наказание. Так что даже если он ввязывался в драку, то потом убеждался, что ни слова об этом не будет сказано за дверьми салона.

- Но… у тебя кровь текла. Я очень боялась, что ты после этого не сможешь выйти из комнаты.

- Это не тянет на то, чтоб запереть меня.

- Твой хозяин Ясон тебя так балует, Рики.

Рики не знал, что могло ввести девушку в такое заблуждение.

- Ничего подобного, - с нажимом проговорил он.

- Конечно, - истово заверила Мимея, - только тебе так повезло.

Рики нахмурился, припоминая обстоятельства собственной жизни, которые куда как далеки были от слова «повезло». Если бы кто-нибудь другой – не Мимея – сказал это хоть с каплей иронии или сарказма, он бы впал в ярость.

- На вечеринках весело; но мой хозяин никому не отказывает, так что я не могу отвергнуть даже самых ужасных партнёров. Не могу же я подвести хозяина, верно?

«Ах, вот она о чём». Поняв наконец, к чему она клонит, Рики рухнул на диван. «Всё потому что Ясон меня не отправляет на вязки».

Покорность и похоть – главные качества пэта; их стоимость повышалась посредством множественных сексуальных контактов. От их нарциссизма и эксгибиционизма Рики дурно делалось, но именно так и должен был вести себя качественный Эосский пэт. Формальный выход в свет подразумевал для пэта участие в шоу – от начала до конца. А Рики – кроме своего дебюта – на официальных мероприятиях не появлялся, а уж на дебюте произвёл такое впечатление, что хуже некуда. После чего ему снова напомнили, как низки и никчёмны полукровки из трущоб, и насколько жестоко сердце Блонди, превратившего его в пэта.

После дебюта назначен был сексуальный вечер. Но Рики не мог там появиться без назначенного партнёра, так что туда он так и не пошел. Впрочем, не очень-то ему туда хотелось. Еще он знал, что бывают карнавалы, на которые пэты рвались, будто там мёдом намазано. Но при нём о секс-вечерах никто не сплетничал, так что он понятия не имел, что же там происходит. И даже представить себе этого не пытался.

До того как он стал общаться с Мимеей, он даже не мог с уверенностью сказать, что входит в понятие здравого смысла в Эосских пэтов. Какое бы веселье ни затевалось, Рики оставался отщепенцем. Впрочем, он и не намеревался заводить дружбу с другими пэтами. Как бы одиноко ему ни было, они вызывали у него лишь раздражение. В каком-то смысле, Рики был идеальным одиночкой.

- Даже я тебе немножко завидую, - призналась Мимея. – Пока ты не появился, никто особенно и не думал, как должно быть – всё шло своим чередом. А тут вдруг хозяин действительно заботится о пэте…

«Хрен два Ясон обо мне заботится, - подумал Рики, - играет, как кошка с мышкой». Впрочем, озвучивать свои мысли Рики не стал; жаловаться на это дело Мимее – девочке, у которой в плане секса были совсем другие приоритеты – всё равно без толку.

- Никто не осмелится сказать это прямо, но они все тебе завидуют, Рики. И я понимаю, как чувствуют себя, например, Лютер и Стейн, когда тычут тебе в лицо тем, что ты из трущоб, и относятся к тебе как к заклятому врагу.

- Это еще кто?

- Лютер еще здесь, а Стейн – уже нет. Слухи подтвердились. Его отправили в гарем Джалана.

Джалан был известный мужской бордель в Мидасе – настолько известный, что даже Рики о нём слышал. К его лучшим мальчикам очередь стояла на месяц вперед.

- Он чистокровный Силуреан, так что самоуверенности у него хватает. Даже если они с господином Айшей и расстаются, он всё равно говорит, что, скорее всего, за ним останутся его племенные права.

- Племенные права?

- Ну, да. Когда у тебя есть племенные права, твои половые клетки регистрируются, и эти данные впоследствии можно передать Академии.

Другими словами, право стать жеребцом-производителем.

Рики не знал, в чём разница между производством в Академии и вязками, происходившими в Эосе. Но понял, что в тот момент, когда хозяева отказывались от своих пэтов, у некоторых из них оставалось некое подобие выбора. В каком-то смысле это была единственная тихая гавань для чистокровных, особенно для женщин, так как они всегда ценились выше благодаря способности к деторождению.

Но поразило Рики совсем не это. Тупость и наивность были основными качествами дорогого пэта в Эосе. Нимфомания сводила все их интересы к сексу; не было для них иного способа самоутвердиться, кроме как опустить соседа. Рики их всех считал тупицами со скудным словарным запасом.

Так что он и представить не мог, что слова вроде «племенные права» и «регистрация половых клеток» так легко слетят с губ Мимеи. Может, если их как следует учить, то даже из пэтов можно вырастить нормальных людей?

Впрочем, стоило мелькнуть этой мысли, как сам над собой рассмеялся. Чем больше ума в породе, тем больше проблем – как вышло и с ним самим. Если так подумать, то для пэтов Эоса глупость была благословением.

- А он когда-нибудь спал с парнем?

- Конечно, нет, Рики. Он же чистокровный. Его сводят только с лучшими из женщин. А почему ты спрашиваешь?

Чистокровный самец, который никогда не вступал в однополую связь. Наверно, это у Джалана специальная фишка. Да и Стейну, вечно хвалившемуся, что он всегда первый кандидат на вязки, секс с мужчиной показался бы невыносимым унижением.

Рики помедлил, а потом спросил.

- Мимея, ты уверена, что тебе можно общаться с таким парнем, как я? Твой хозяин меня не выносит. Если он узнает – в говне будем оба.

Хозяин Мимеи – Рауль Ам. Если можно так сказать, в нём было еще больше элиты Блонди, чем в Ясоне. Холодные, суровые глаза его говорили куда яснее слов.

- Всё ОК. Никто болтать не станет. Если кто-то что-то скажет, ему тоже попадёт. А… ты меня любишь, Рики?

В тот момент Рики понятия не имел, что ответить. Правильно ли он расслышал? Щека его нервно дёрнулась. Мимея – наверно, единственный человек в его жизни, запросто способный такой вопрос задать прямо в лоб. Кстати, он не был уверен, что она сама понимает, что говорит.

- Ну вы и странные, Академские ребята.

Мимея хихикнула. Тихий, мягкий, милый смешок. И вот, очарованный её улыбкой, Рики на какой-то миг поддался чарам. Он и заметить не успел, как их тела оказались прижаты друг к другу.

- Поцелуй меня.

- Что?

- Поцелуй меня.

Рики словно окаменел.

- Я люблю тебя, Рики. С тобой я всегда так счастлива.

Зачем Мимея ему это говорит? Кукла для секса производства Академии и полукровка из трущоб. Это почти смешно; у них же нет ничего общего.

- Я люблю тебя, Рики.

«Нет, - хотел он сказать ей, - ты просто замечталась. Мы не свободны, Мимея. Без вариантов».

- Мне со дня на день выберут пару. А когда начнутся вязки, мы с тобой уже не сможем так встречаться. Думать об этом не хочу. Пожалуйста, Рики…

Поцелуи их всё сильнее переходили грань обычного флирта. Но стоит им переспать – пути назад уже не будет. Если узнает Ясон, им обоим не сдобровать. В самом лучшем случае сошлют в какой-нибудь паршивый бордель в Мидасе; а в худшем случае с ними и вовсе разделаются.

С другой стороны, допустим, Ясон и правда об этом узнал. Рики прикинул, что если он переспит с Мимеей, Ясон станет посмешищем для всего Эоса. Чтоб полукровка трахнул чистокровную Академскую девочку – да, такой скандал нешуточно тряхнёт Эос. Позволяя Рики – полукровке, который ни разу не появился ни на одной секс-вечеринке - ласкать её, и тем более взять её, Мимея предавала своего хозяина. Это нанесет суровый удар по гордости Ясона и унизит его достоинство Блонди.

Он почему-то с трудом сдерживал смех. Рики было нечего терять. Абсолютно нечего. Кольцо пэта въедалось в его плоть, а его разрывал безмолвный смех. Предводитель Бизонов пал ниже затасканной уличной бляди. Он стал пэтом.

- Они все против нас, пытаются разрушить нашу любовь!

Мимея вскрикнула от наслаждения, голос её пронзил его насквозь. До глубины души… до самого сердца.

- Ты же не такой, как все, правда? Ведь ты любишь только меня, разве нет?

Так больно видеть её отчаянную любовь. «Прости меня. Прости».

- Трус!

Слово жестоко, обжигающе хлестнуло по спине, словно шипастым хлыстом.

Но настоящий ужас был еще впереди.

- Ты без моего разрешения спал с Мимеей. Ты что, действительно думал, что тебе всё сойдёт с рук после того, как это стало известно?

- Ты мой пэт. Запомни это до самого мозга костей.

От пульсирующего наслаждения по всему телу бежали мурашки, оголяя нервы до той степени, где нет ни рамок ни причин. Каждый сантиметр тела поглотила безоглядная, тянущая похоть. Тело раз за разом изгибала судорога, спазмы электрическими разрядами шли по мышцам. Мозг вскипел. Наркотический бред мелькал под веками. Тело горело, таяло, превращаясь в бессознательную груду плоти.

- Прошу… хватит… не… это не… повторится-ааа!.. пощады!

Горячо.

Раскаленная боль…

Обжигающий страх…

И он уже не отдаёт себе отчёта, что говорит.

Рики проснулся, крича.

Чувствовал он себя дерьмово. В горле пересохло, как в пустыне, все суставы болезненно скрипели, как ржавые шарниры, голова кружилась, в висках ломило. Ощущение было такое, что его сейчас вырвет.

Трёхлетний кошмар закончился, он вернулся в трущобы. И намеревался наконец-то построить судьбу заново.

«Эта глава в жизни закончилась», - напомнил он себе. Его больше ничто не удерживало. И всё же… почему?

Рики вытер струящийся по лицу пот и стиснул зубы.

В тот день, когда он сбежал, добраться ему удалось до Праги, на что ушли все силы и воля. Так что охрана скрутила его прежде, чем он успел нырнуть в подземку.

- Наконец-то! Ничего если на нём будет пара царапин и синяков, только не перестарайтесь.

- Да эти полукровки упрямы, как черти.

- С таким маяком, как на нём, недалеко бы он ушел.

Его поколотили, притащили к камере, затолкали внутрь и напичкали седативными. Мысли стали путаными и тусклыми. Сознание сжималось, как проколотый воздушный шарик, пока он не отключился.

Когда он в следующий раз открыл глаза, рядом был Ясон.

- Вижу, тебя явно били. А я им сказал, не портить товар. – Ясон схватил Рики за подбородок и уставился ему прямо в глаза.

Тот оттолкнул его руку.

- Не трогай меня.

Но в равнодушных глазах Ясона ничто не дрогнуло.

- Давненько я не видел такой бури в твоём взгляде, Рики. Неужели стычка с охраной вновь разбудила спящего дикого полукровку из трущоб? – голос его был странно спокоен и тих; можно даже сказать, мягок.

- Заткнись уже, и давай с этим покончим.

Уголки губ Ясона дрогнули в холодной улыбке.

- Ты так просто покоришься судьбе? Очень мило. Но разве ты не должен сначала осознать свою ошибку?

В эту секунду пронзительная боль стрельнула у Рики в паху. Он застонал, силясь обуздать своё тело, но руки лишь неуклюже звенели наручниками, оставляя его беззащитным перед жалящими стрелами боли. Чистейшая боль, подобной которой он давненько не испытывал. Будто все наслаждения остались в стороне, и беспощадная агония разрывала мир на части. Вновь столкнувшись с ощущением, которое он намеренно выбросил из головы, Рики скривился, силясь сдержать рвущиеся из гортани стоны.

- Теперь вспомнил, Рики? Пока на тебе пэт-ринг, тебе некуда бежать, негде спрятаться. Так зачем же так глупить?

Бездушная рациональность Ясона взбесила Рики. Он через силу распахнул глаза.

- Жизнь… пэта… ни хера… не стоит! – выплюнул он сквозь хрипло рвущийся из лёгких воздух.

Секундой позже он закричал и сорвался на отчаянный фальцет под пыткой электрических разрядов, бежавших по телу.

- Тебе так не нравится быть пэтом?

- Меня… от этого… тошнит…

Блонди схватил Рики за горло.

- А ты трепло. Я бы и не подумал, что после всего этого ты еще будешь говорить.

Электрическая боль как будто притупилась. Рики глотнул воздуха, отчаянно стараясь удержать это новое ощущение. Он крепко зажмурился, закусил губу и даже умудрился успокоить скачущий пульс.

Голос Ясона эхом отдавался в его ушах.

- А между тем кольцо способно куда на большее, нежели просто приносить боль. Не желаешь познакомиться с иными вариантами?

В этот момент своеобразная покалывающая слабость расползлась по телу между приступов изматывающей боли. Рики почувствовал, как пальцы Ясона коснулись той его части, которой больше всего досталось. Тело тут же напряглось, на сей раз – по совершенно иной причине.

- Что, и даже дерзить не станешь? – Вопрос почти риторический, но Ясон был неумолим. Рики стонал и извивался. – Или вот тут тебе нравится больше?

Рики казалось, внутри него что-то взорвалось. Стоны перешли в крик. Горячая пульсация прокатилась по всем членам обжигающим жаром.

- Не надо ни наркотиков, ни афродизиаков – эта вещица сама по себе способна сексуально стимулировать любую часть твоего тела. Ты по-прежнему настаиваешь, что ты не пэт?

- Будь-ты-проклят… грёбаный… - но как бы он ни сопротивлялся, по нервам к позвоночнику уже бежало наслаждение. Рики изо всех сил сдерживал слёзы.

- Кто твой хозяин?

- Я… никому… не буду… блядью! – выплюнул Рики.

Гордость – это всё, что осталось.

Он не желал вспоминать прошлое. Но кошмары не слушались разума. Воспоминания повторялись снова и снова. Даже слова, сказанные тогда Ясоном: Возвращайся туда, где тебе место, в трущобы – теперь казались сном. Знал бы он тогда, где окажется теперь…

Рики вздохнул так, словно мигом потерял всякую опору.