НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

В тот день в Сазане (Зона 8) аукцион проводился на Третьей Подземной Арене.

Обычно подобные мероприятия проходили в конференс-центре в Мистраль Парке (Зона 3). Но это был тайный аукцион, где продавалось то, что нельзя демонстрировать широкой публике. Спонсировал это дело чёрный рынок, а прикрывал от и до - усиленный кордон круглосуточной охраны; даже персонал тут был строго авторизованный.

Пятый терминал, минус двадцатый этаж. В этих казематах было прохладно и тихо. Рики посмотрел в небо и глубоко вздохнул. Только что он погрузил товар из системы Дельвия в назначенный складской ангар Н-085.

Всё шло чётко по расписанию, пока они не получили в Дельвии товар. А потом, откуда ни возьмись, налетела магнитная буря, и космопорт закрыли на три дня, так что дело встало.

Они с Алеком глядели, как в обозленных небесах раскручиваются следы отгоревшего плазменного самолётного топлива.

- Тоже мне шуточки!

- Сучий потрох!

- Это всё и правда происходит?

- Если это шутка, то мне не смешно! – без всякого толку ошеломленно повторяли они. Когда непредвиденной потере времени ты обязан одну из местных климатических катаклизмов, увы, не редких – а не человеческому фактору – то вроде как и жаловаться некому. Только и оставалось, что ждать, пока погода улучшится.

Вот потому-то поставка прибыла только в день аукциона, и то они едва успели в срок. Не самая приятная работёнка. Будь аукцион не в Сазане, где кроме всего помещался крупный туристический аэропорт, а где-нибудь ещё, фиг его знает, как обернулось бы дело.

Рики даже думать не хотел о том, что было бы, не поспей они вовремя.

Отчасти он так волновался, потому что тайный аукцион был мероприятием крупным. Под таким давлением Рики ещё не приходилось работать. А вот Алеку уже случалось, и не раз. Так что он беспечно подбодрил коллегу:

- Когда так выходит, толку нет спорить с Матушкой Природой.

Ничего не делать и только пялиться в окно со всё возрастающим раздражением, растрачивая пустые часы – вот уж тот опыт, который Рики предпочёл бы не повторять.

Пока что Алек остался улаживать дела с сопроводительными документами. А Катце заканчивал последние приготовления в павильоне, где будет проходить собственно аукцион. Так что Рики для доклада вызвал его по видеофону.

Тот с первого взгляда понял, насколько Рики вымотался.

- Хорошая работа, - было первое, что он сказал; извечно-равнодушное лицо на сей раз выражало благодарность. – Разгружайся и отдыхай. Только помни, что пропуска, которые я вам дал, не разрешают доступ на сам аукцион.

Закончив деловой разговор, Катце отключился, не оставив ни надежды на лазейку. Если Рики чего и хотелось – так это поглядеть на пресловутый секретный аукцион. Но данное желание только что задушили на корню, так что он лишь тихо выругался себе под нос.

Интересно, в чём же отличие от нормального аукциона в Мистраль Парке? Несмотря ни на что его любопытство было куда больше, чем положено начинающему курьеру.

Ну и хрен с ним – решил он. Нечего из-за этого беситься. Он был более чем уверен, что еще выпадет не один шанс посмотреть. Да и вообще, дело близилось к вечеру, и он был доволен, что наконец-то закончил работу.

Однако не погода, спутавшая им планы, и не накопившийся от долгого путешествия стресс были причиной его всё ещё хмурого выражения лица. Дело было в том, что относительно простая работа поехать-забрать-привезти оставляла послевкусием чувство внутреннего неудовлетворения.

Но стоило об этом заикнуться, как Алек ответил:

- Парень, ты лет на сто ещё не дорос чтоб на это жаловаться. И вообще, слуги вечно чем-то недовольны. Закон природы такой.

Конечно, пришлось заткнуться, но Рики по-прежнему хотел вырваться за пределы приграничной транспортной системы. Корабли следовали по установленным маршрутам, останавливались в портах, забирали грузы и перевозили их. Рутина, с которой легко справится даже Меджисто.

Рики же так прочно застрял на границе, что начал подозревать, что где-то по-крупному облажался. Из-за этой работы они с Гаем день ото дня становились всё дальше друг от друга.

Раньше он дышал лишь зловоньем трущоб; представьте себе его невообразимый восторг от путешествий на грузовых кораблях по просторам галактики! Побывать на планетах, о которых он даже не слышал, встретить тысячу самых разных людей, слышать незнакомые языки, видеть космопорты, в каждом из которых полно странного и неожиданного…

Но головокружительное ощущение приключения довольно быстро прошло.

- Что, новизна ощущений тебя больше не впечатляет? Ты типа крутой, да? Не знаешь что ли, что всем новичкам положено работать, работать и работать, пока восторг не утихнет и работа не дойдёт до автоматизма?

Рики привык к рутине поразительно быстро, и ему было этого мало.

Жизнь его перевернулась с ног на голову, примерно так же, как было, когда он попал в Попечительский Центр, только теперь он был старше, и морально к этому готов, так что обстоятельства и цели были теперь совсем другими. Может, именно поэтому каждая достигнутая цель заставляла его жаждать большего.

- Видит око, да зуб неймёт, парень. Не пытайся весь кус заглотить целиком, а то пожалеешь. Полегче. Пусть всё идёт потихоньку, как идёт – вот что важно, - он говорил искренне и убедительно. – Будет ещё время, когда у тебя земля под пятками загорится, хочешь ты того или нет. И вот тогда-то тебя такой подход уж точно до добра не доведёт.

Рики понимал, что Алек хочет до него донести. Сейчас главное было смирить норов и накапливать опыт. Но ему бы хотелось, чтоб в работе по перевозке было хоть что-то кроме бесконечных часов и доставки грузов из пункта А в пункт Б.

Не то чтобы он тосковал без горячих, бьющих по нервам деньков с «Бизонами»; но этот период жизни так глубоко въелся под кожу, что теперь отзывался глубоко внутри жгучей пульсацией. Он так глубоко об этом задумался что из состояния забытья его вывел только увесистый тычок в спину.

- Спасибо, что подождал. Поздновато конечно, но пойдём чего-нибудь перекусим.

Желудок Рики тоже словно очнулся ото сна, и громко заурчал в ответ. Только сейчас он понял, что с момента прибытия в космопорт они были так заняты, что не перехватили даже по закуске из автомата.

Доставить груз надо было вовремя, во что бы то ни стало. Это была единственная мысль, занимавшая его до последнего момента, так что на пустой желудок он просто не обращал внимания. И только теперь вдруг осознал, что голоден и чертовски устал.

Алек был примерно в таком же состоянии.

- Да уж, как прилетели, так чуть жопу не порвали, - пробормотал обычно беззаботный напарник. Только сейчас стало видно, как он напряжен.

Всё уже было сказано и сделано, а усталость была скорее моральной, чем физической. Они забрались на опустевший погрузчик и Алек, не говоря ни слова, поехал к лифтам.

Господи, сейчас наемся, и спать на неделю! Но они были так далеко, что идея чесать обратно в трущобы, чтобы рухнуть на постель к Гаю казалась одной большой занозой в заднице. Рики вяло потянулся, откинулся назад и почти задремал.

Как вдруг краем глаза заметил мужской силуэт.

Усталость как ветром сдуло, он моментально сконцентрировал внимание. Вроде бы они уходили последними, и больше тут никого не должно быть. Оказалось, нет.

Их было трое. Хм, - подумал Рики. Выходит, они с Алеком не единственные курьеры, не поспевшие вовремя.

Или нет.

Шикарный грузовой автомобиль с бортовым кузовом небольшого размера был припаркован у двери номер Н-010. Не сравнить с их рабочим электропогрузчиком. Судя по марке можно было предположить, что эти ребята скорее связаны с хозяевами товара, чем с курьерами.

Вот этот, высокий, у них за главного.

Он был одет в тёмно-синий костюм, и даже издалека было видно, что сшит он на заказ – видимо мажор разоделся на аукцион.

Даже со спины его лаконичная подтянутая фигура создавала особое впечатление непререкаемого авторитета.

Да, люди, выделявшиеся из толпы, встречались частенько. Но надо ли говорить, что редко когда превосходство видно даже со спины. Хорошо это или плохо, но то был человек другого класса – а вовсе не очередная смазливая мордашка.

На свете действительно были «избранные». Работа курьера подарила Рики немало возможностей посмотреть на самых разных людей. Так что он давно уже понял, что эти самые «избранные» - не газетная утка.

Подтверждая его ожидания, остальные двое глубоко поклонились первому.

Ух ты. Ну точно, важная шишка. Наверное, сам хозяин. И то, что он сюда вниз спустился собственной персоной, означает, что товар и правда дорогой.

И в этот момент…

Изможденный, вымотанный Рики вдруг остолбенел, словно от удара током.

Не может быть…

Глаза распахнулись в невыразимом ошеломлении, взгляд лазерным лучом прикипел к лицу мужчины, как раз забиравшегося в автомобиль. А ведь столько времени прошло. Прямо здесь и сейчас он увидел лицо, которое не смог бы забыть, даже если б захотел. Волосы его были коротко подстрижены и выкрашены в ничем не примечательный каштановый цвет, но никакой ошибки и быть не могло – такая холодная красота таилась за кобальтово-синими стёклами тёмных очков.

Почему? Почему здесь?

Эти вопросы мигом вылетели у него из головы; невероятное, жгучее изумление заполнило всё его существо, пульсом отдаваясь в гортани. Тот сукин сын! С трудом сжав зубы, чтоб проглотить эти слова, он схватил Алека за руку.

- Что?

- Стой!

- Ээ?

- Останови! Мне надо кое-что сделать.

- Тебе надо что-то сделать? – Алек нахмурился, но Рики попросту выпрыгнул с погрузчика, пока тот не успел его остановить.

- Эй, Рики! – неожиданно громко крикнул Алек.

Но Рики уже бежал вперёд, не оборачиваясь и не останавливаясь. Он не смог бы остановиться, даже если бы захотел. Он бежал, глядя прямо на маленькую машинку, которая была уже довольно далеко. Вопрос, что он будет делать, когда её догонит, ему в голову не приходил. Все мысли были лишь о том, чтобы двигаться вперёд.

Он до сих пор не знал даже имени этого мужчины. Знал лишь, что тот оскорбил его до глубины души, а потом в качестве премиальных, бросил ему «пэтскую монету» - словно отвесил жестокую пощёчину. Рики ничего не оставалось кроме как догнать его.

Впрочем, если бы кто-то допытывался о причинах, он был бы также не прочь узнать, с чего это Танагурский Блонди скрывает свою личность, чтоб посетить аукцион на Чёрном Рынке. И куда он, к чёрту, направляется?

Машина свернула вправо – прочь от погрузочных ячеек – и в конце концов остановилась. Впереди было несколько дверей, куда они вели, Рики не знал.

Мужчина выбрался из автомобиля, достал карту-ключ из нагрудного кармана, провёл по замку, беспрепятственно прошел в дверь и исчез.

Рики в бешенстве выругался. Он ломанулся к двери, ни малейшего понятия не имея, сработает ли его пропуск на этом участке охранной системы. Это, между прочим, совсем не шуточки. А если там сигнализация? А если его прямо тут и повяжут? А что если он в результате потеряет работу?

Но он не мог просто остаться на месте и не сделать ничего. Со всей решительностью, на какую хватило сил, Рики провёл пропуском по замку.

Дверь открылась так охотно, что он рассмеялся над собственными страхами. Но она ползла вверх медленно, так что пришлось ему нырнуть и протиснуться в щель – так он боялся, что мужчины уже давно и след простыл. К счастью по ту сторону двери оказался довольно длинный прямой коридор.

Поймав взглядом уже знакомую спину, он вдруг, неожиданно для себя самого, выдохнул с облегчением. Мужчина продолжал идти вперёд плавным мягким шагом. Рики пошел быстрее, чтоб не упустить его снова.

Всё его внимание было обращено на то, чтобы не потерять из виду удаляющуюся фигуру, так что он не заметил, как цвет пола под ногами постепенно меняется, и как бесшумно скользящие двери отрезают ему обратный путь, а стены по обе стороны то и дело открываются в соседние коридоры.

Он не мог сказать, сколько ещё так шёл, когда вдруг неторопливо идущий впереди мужчина свернул направо за угол, и пропал, будто растворился в воздухе.

- Ээ? – Рики примёрз к месту, оглушенный внезапным чувством потери. Куда он к чёрту делся? Ощущение было такое, словно натянутая резинка порвалась и шлёпнула его по пальцам.

Слава богу, ему хоть не пришлось бегать кругом и искать то, чего там отродясь не бывало. Коридор обрывался единственной дверью – тяжелой, чёрной и на вид стальной.

Он уставился на неё не мигая.

Больше мужчине деться было просто некуда. Но Рики не мог заставить себя сделать следующий шаг. От стальной двери исходило странное ощущение, что продолжать путь не стоит, как будто кто-то невидимый (друг или знакомый) схватил его за руку и крикнул: Не ходи туда!

Такое чувство нередко посещало его в трущобах – ещё когда он был лидером «Бизонов». Эдакое предчувствие, которое никогда не удавалось чётко осознать. Не вспышка ясновиденья; и не знак, указующий верное направление. И появлялось оно не всегда, а неожиданно, на пустом месте.

Иногда, как сейчас, возникало чувство, что его схватили за руку. Иногда он ощущал тяжелый взгляд в спину. Это было не высказать словами. Даже Гаю он об этом не говорил. Некое сокровенное знание, которым он владел – и то не всегда, уж точно не с рождения.

Но он точно знал, что в мире полно вещей, которые глазами не увидишь. В Попечительском Центре на год младше его учился один мальчик. Он был аутистом, и из-за своего недуга и болезненного телосложения казался намного моложе своих лет.

Может, именно поэтому он видел то, чего другие не видели, и слышал то, чего никто не слышал.

Взрослые «матери» говорили, что его болезнь вызывает слуховые и зрительные галлюцинации. Но объяснения эти были слабоваты, чтобы оправдать те необыкновенные вещи, которым Рики сам были свидетелем.

Реальность, иллюзии и дороги в рай. Между галлюцинациями и ослепительным блеском. Неопределенности повседневной жизни. Время и безвременье.

И невыносимая боль.

Оглядываясь назад, надо сказать, что Айре, его талисман и защитница, не покидавшая его ни на минуту, скорее всего тоже «видела».

Может, что-то такое было в самом воздухе или воде Попечительского Центра – единственного так называемого «детского садика» трущоб. Сторожили ли его ангелы или демоны ада, Рики не знал. Все эти ощущения появились у него после определенных событий в жизни, но даже так они оставались не больше, чем очередной иллюзией.

Как будто в голове щёлкнул выключатель, и дверь открылась. Но когда он попытался рассказать об этом Гаю, тот встревожился, и успокаивал его, пока чуть не задушил; так что Рики решил, что лучше бы держать язык за зубами. Но, даже покинув Центр и оказавшись трущобах, да и потом, став курьером, он ни разу не поступил наперекор тому, что советовало ему это предчувствие.

А теперь он стоял и смотрел на стальную дверь, словно собираясь с духом, чтоб наконец отринуть слабость и бездействие. Он уже зашел так далеко, и времени на раздумья не было. Чем больше он вёл с собой спор, тем дальше уходил от него тот человек.

А откроется ли вообще эта дверь? Она выглядела настолько старомодно и знакомо, что это вызывало подозрение. С высоты над нею двуглавая змея с поднятыми головами косилась на него. Золотая змея с рубиновыми глазами.

Кроме всего прочего, у двери была ручка, но не было замка. Рики заподозрил, что на нее установлена высокотехнологичная система визуального распознавания, и что змея – часть этой системы. Может, она меня лазером поджарит? Вероятно, в этом и кроется причина странных ощущений, обуревавших его последние несколько минут.

И всё-таки в конце концов любопытство пересилило опасения. Верх одержала целеустремленность. Отступи он сейчас – и будет жалеть об этом до конца своих дней.

Отступить – и жить с сознанием поражения, или рваться вперёд, чтоб потом пожалеть о содеянном.

Если ему досталось выбирать из двух зол – так, что бы ни было, лучше уж жалеть о том, что пострадал в битве, чем о том, что бежал с поля боя.

Рики глубоко вдохнул. И со всей решимостью, на какую был способен, схватился за ручку, провернул, и потянул на себя.

На секунду в памяти всплыла та ночь, когда они встретились впервые. Тогда он шагнул в двери Миноса, преисполненный бесшабашного высокомерия. Точно также как сейчас.

Из-за этой гордости у него вся жизнь перевернулась.

Что он теперь поставил на кон? Последние промелькнувшие в голове сомнения растворились, словно круги на воде, как только он переступил порог.

За дверью таилась странная синеватая темнота. Ни земли, ни неба. Безмолвный синий мир простирался насколько хватало глаз. Тут не было звёзд, так что похоже было даже не на ночное небо, а на некое неведомое измерение, затерянное в пространстве и напоённое невыразимым одиночеством.

Это что ещё, к чёрту, за место? На целую минуту Рики замер, не в силах собраться с мыслями.

Высокого мужчины нигде не было видно. А сюда ли он вообще пошел? В этот момент что-то скользнуло на периферии зрения. Рики охнул и пришел в себя. Но когда он бросил быстрый взгляд в том направлении, там даже никаких следов не осталось на синей глади тишины.

Показалось?.. усомнился он, сделав глубокий резкий вдох. И почувствовал, как сердце забилось быстрее. Да вроде нет.

Может, это отголоски того предчувствия, что он ощутил несколько минут назад? Он постарался успокоиться – в конце концов, далековато уже забрался, чтобы нервничать. Он улыбнулся, чтоб приободриться. Чего я завёлся? Этот придурок наверняка до сих пор круги тут наворачивает.

Он тряхнул головой, будто пытаясь отогнать навязчивое чувство дискомфорта, и посмотрел под ноги. Он стоял словно на берегу безбрежного синего моря… взгляд его замер. Из глубин на него таращилось нечто очень странное.

Что бы это ни было, взгляд пронизывал Рики насквозь. Глаза были лишены зрачков, и из глазниц как будто струился золотистый свет.

И это была не иллюзия. Рики совсем не был уверен, что же именно он видит, но золотые глаза определенно были нацелены на него. Сердце заколотилось о рёбра. Он не мог отвести глаз, их взгляды сплелись, и он прирос к месту.

Ветра не было, но длинные зелёные волосы существа колебались неторопливыми волнами. Бледная кожа словно сияющим ореолом рассеивала пространство вокруг. Всё тело чешуёй покрывал синевато-белый электрический свет. И Рики наконец понял, что вся комната – это гигантский аквариум.

А этот, который-вовсе-не-человек – внутри. Химера – получеловек-полурыба. Прямо под ногами у Рики было воплощение легендарной русалки. Во рту, раскроившем лицо от уха до уха, посверкивали острые как бритвы зубы. Из концов каждого плавника выглядывали зазубренные когти. В целом вид у существа был такой гротескный, что Рики с трудом удавалось это переварить.

Губы его дрожали, он не мог произнести ни слова, застыв на месте, на подгибающихся ногах. Холодный пот струился по лбу. Ладони вспотели. Но вот Рики удалось сбросить душащие путы оцепенения, и он бросился бежать.

Но как бы ни старался, не мог найти выход. Блядь! Этого просто не могло быть. Какого хера происходит?

Сердце металось под рёбрами комком безжалостной пульсирующей боли. Губы его побледнели, кровь отхлынула от лица. Беспорядочно взмахнув плавниками, человек-амфибия преследовал его за прозрачной стеклянной перегородкой, словно хищник, настигающий добычу.

Когда Рики понял, что дверь, через которую он сюда вошел, просто в какой-то момент испарилась, его пронзил холодом шок. Он замер в немом изумлении.

И вдруг из ниоткуда по комнате раскатился низкий, чуть приглушенный смех. Рики с трудом подавил крик, подкативший к горлу, когда ледяные пальцы ужаса сжали его сердце. Ноги начали судорожно подёргиваться.

Послышался звук шагов – всё ближе и ближе, попадая в ритм его сердца, словно намереваясь его растоптать. Ещё ближе; он задохнулся от напряжения, и тут вдруг существо из таинственной синей мглы осияло Рики улыбкой.

Парень был слишком напуган, чтоб выдать членораздельный ответ, но по какой-то необъяснимой причине вдруг почувствовал облегчение. Эти чувства противоречили друг другу, мысли его заметались. Рики проглотил безмолвный крик, застрявший в гортани.

И в следующий миг у него подогнулись колени.

Словно приняв эту естественную физическую реакцию за условный сигнал, комната вдруг озарилась мягким светом, отпугнув обитателя аквариума. Он развернулся и уплыл, тут же пропав из поля зрения.

- Тебе помочь? – спросил ровный холодный голос, который Рики не забыл бы, даже если бы очень старался. Звучал он так, словно говоривший с трудом сдерживает смех – ощутимо подрагивая иронией. – Ах, да. Ты же не любишь оставаться в долгу.

Чёртов сукин сын!

Сжав зубы и сглатывая подступающую тошноту, Рики поднялся на четвереньки и попытался встать.

Блядь…!

В такой момент оказаться в столь жалкой позе перед этим человеком. Горло жгло огнём. Абсолютная нелепость его положения была унизительна сама по себе, но на то чтоб подняться сил почему-то не хватало. Даже если удавалось кое-как подпереться ногами – они всё ещё дрожали.

- Какая неожиданность. Я бы никогда не подумал, что встречу тебя здесь, - он говорил просто, без велеречий, и холодно улыбался уголком губ. – Что такое? Так рад меня видеть после долгой разлуки, что не находишь слов?

- Что… это… была… за херня?

Раз уж так влип, придётся проглотить гордость и потерпеть. Этот человек уже видел всё – до последней капли позора, унижения, смирения и слабости. Так что самое время было подумать о главном и оставить сведение счётов на потом.

- Экспериментальный прототип. Разработка улучшенной версии для военных нужд займёт некоторое время.

- Прелесть какая. Как думаешь, тебе это сойдёт с рук, если я солью это шишкам из Содружества? Спорю на что хочешь – им найдётся, что на это сказать.

У того даже ресницы не дрогнули в ответ на такую браваду.

- Ну-ну, а ты быстро оправился. Я не ожидал такой бури от того, кто только что собирался намочить штаны.

Слова презрительной пощёчиной прошлись по лицу. Но унижение лишь заставило Рики собраться и ответить ясным, жестким взглядом.

- Не смотри на меня так непокорно. А то мне хочется снова услышать как ты кричишь.

Его улыбка стала ещё холоднее. От воспоминаний о том, как с ним играли, а потом унизили, у Рики горела душа. Впрочем, теперь всё было по-другому, и последствия будут иными.

- Ты всё то же мелкое отродье.

- Где выход?

- Выхода нет.

Глаза Рики удивленно распахнулись. В одно мгновение он вспомнил пытку, которую пережил в ту ночь в Миносе и все сожаления, что за этим последовали. Он постарался сохранить гнев и негодование. Потерять их сейчас значило дать противнику лишнее оружие против себя.

- Я сюда пришел не дерьмо с тобой толочь. Где чёртов выход?

- Угрожать мне бесполезно, ситуации это не изменит, Рики.

Намёк, с которым прозвучало его собственное имя, заставил Рики перехватить дыхание. Откуда, к чёрту, он знает, как меня зовут?

Легко угадав причину его замешательства, мужчина тихо добавил:

- Разве Катце тебя не предупреждал на тему лишнего любопытства?

Катце? Поднимавшуюся в Рики ярость окатило ведром ледяной воды. Что происходит? В чём дело? Почему он слышит имя Катце из уст этого человека?

- Повезло ему, что мы пришли к компромиссу, лишний раз не портя красоту.

Рики уставился на него непонимающе. Ему и в голову не приходило, что шрам на щеке Катце может быть как-то связан с говорившим.

- Для полукровки из трущоб он был весьма неглуп. Я неплохо провёл с ним время. Впрочем, и потом нашел ему лучшее применение, чем сдать на опыты. Как думаешь, а с тобой как будет? – в высокомерном голосе звучала отчётливая нота неприкрытой жестокости.

- Кто ты, к чёрту, такой? – Рики понял, что губы у него дрожат.

- Ясон Минк. Просто Блонди, у которого в руках всё то, до чего обычным людям не дотянуться.

Он врёт, это точно! Рики проглотил рвущийся из горла крик. И медленно отступил назад. Он что? Он кто? Просто Блонди? Для Рики это означало одно – большие неприятности.

Он отступил на шаг. И ещё.

А дальше – не получилось.

Ясон поймал его за руку и притянул к себе. Не только лицо – всё тело Рики одеревенело от шока. Ясон схватил его за подбородок и повернул к себе.

- А ты изменился с нашей прошлой встречи. – Ясон вперился в него взглядом. – Говорят, на Рынке тебя зовут «Тёмным Рики». Должно быть, когда он смотрит на тебя, старые раны невыносимо ноют. Не удивительно, что Катце тебя отдал так легко.

Рики так и эдак крутил эти слова в мозгу, не в силах произнести ни звука. Полукровке, задыхавшемуся в трущобах, такой шанс, как стать курьером, выпадал, дай бог, один раз в жизни.

А что если дело совсем не в том, что ему повезло? Что если на то была причина? Рики ощутил, как по спине ползут холодные как смерть мурашки. Может, Катце собирался подставить его сразу, с самого начала?

Но зачем? Какие дела могут быть у брокера – уроженца трущоб, и Танагурского Блонди? Как он ни пытался, а понять этого не мог.

Его заманили в какую-то ловушку. Но почему? Да, он вечно напрашивался на неприятности, и регулярно их получал, что было честно. Но это… К чему это всё вообще? Что-то странное творилось. Что-то, чего он не понимал…

Стоило подумать так, как ярость вскипела с новой силой. Он ощутил, как всё, что делало его жизнь настоящей, рассыпается в мелкую крошку. На секунду мир пред глазами застлала тьма.

- Что ты сделаешь со мной?

- Что ты хочешь, чтобы я с тобой сделал? – засмеялся Ясон в его широко распахнутые глаза.

И Рики не мог отрицать, что по хребту его снизу вверх поползла холодная волна.