НА САЙТ ОГЛАВЛЕНИЕ

Ai no Kusabi - Перевод романа

Ветер, дувший с зеленого пояса под тёмно-синим небом, становился холоднее день ото дня. Сверкающее солнце в бирюзовом небе в это время года выглядело свежим и ослепительным.

Керес. Час пятьдесят пополудни.

Аэромобиль скользил сквозь беспорядочные нагромождения центра, ловко, как змеиный язык. Всюду, где он проносился, люди оборачивались вслед, переводя дух. Тормозные огни мигали без устали, словно дополнительная реклама, привлекающая внимание к любопытному зрелищу, пока машина виляла и петляла по улочкам.

Элегантность высококачественного серебристого корпуса сразу бросалась в глаза. Ни пятнышка, ни царапинки не портило металлическую поверхность. Компактная, функциональная, эстетичная модель. Обтекаемая форма демонстрировала необыкновенную эффективность.

Настоящая жемчужина на зависть всем – обитателям трущоб нечасто доводилось на такую хоть посмотреть – с рёвом пронеслась по центральной улице, расшвыривая мусор по тротуарам и поднимая дорожную пыль в небольшие водовороты.

Вокруг здания направо, на перекрестке – налево. Зеваки изумленно глазели, не в силах оторвать от машины глаз.

Вдоволь натешившись собственным великолепным представлением, аэромобиль наконец снизился.

«Кто, к чёрту, это был?» – гадали все кругом.

«Кто так безумно-лихо рулит тут на такой запредельной тачке?».

Легко скользя сквозь возбужденный шум, машина приземлилась и остановилась. Элегантно, не скрипнув, дверца распахнулась с мягким «вшшшш». Толпа замерла и затаила дыхание, в нетерпении наблюдая, как из машины появляется гибкая мужская фигура. Но стоило им разглядеть его лицо, как поднялся изумленный ропот.

Пред ними явился изящный и стильно одетый Кирие, которого едва можно было узнать.

Блестящий, сшитый на заказ костюм только что не светился на его изящной фигуре. Верхние пуговицы расстегнуты, обнажая грудь ровно настолько, чтоб видна стала золотая цепочка, с которой перемигивался браслет на левом запястье, явно составлявший комплект. Всем, кто в этом разбирался, сразу было понятно, что это не ширпотребная бижутерия.

Помимо собственной воли люди восхищенно и завистливо разевали рты. Столь же (если не более) выразительные взгляды ревности провожали его, льнули к нему, вились вокруг виноградной лозой.

Впрочем, выражение лица Кирие осталось прежним. Припарковав машину в полуметре над тротуаром и зажав в руке брелок, он пошел торопливой походкой, словно не желая, чтоб на него пялились, и свернул налево на углу.

В конце этой улицы находилось старое полуразрушенное строение. В допотопном лифте он поднялся на пятый этаж и по отремонтированным коридорам направился в самое сердце здания. Это было заведение Лауры – запасное убежище Рики и компании.

Неторопливо подойдя к тёмно-зелёной двери, Кирие остановился. По губам его пробежала улыбка. Хотя вряд ли она была вызвана возможностью повидать своих старых друзей после долгой разлуки.

На стене слева была небольшая панель управления. Кирие привычной рукой ввел нужный код. Дверь скользнула в сторону, открываясь, словно приглашая его на сцену.

И почти сразу до него донёсся искренний, саркастический голос Люка:

– Господи, а я-то думал: что за траханный аристократ поднял такой шум?

Вероятно, Люк видел его показательный полёт. Или просто хотел поставить его на место. Ведь новичок всегда последний в стае.

– Я смотрю, ты пёрышки начистил. Просто вдвое лучше стал!

– Ага, ага. Прямо-таки в целое световое шоу превратился.

Наконец-то они незамутненными взорами увидели Кирие во всей его истинной, естественной красе. Однако их почему-то нисколько не тронули произошедшие с ним перемены. Собственно, они, похоже, собирались его опустить. Кирие почувствовал глубокий укол разочарования и всё же ответил:

– Хэй, да это ж я, старый добрый я. А вы как всегда исключительно милы…

«Старый добрый» Кирие, как всегда, не мог скрыть самодурства. Только теперь он был с иголочки одет, и заносчивость его взлетела до небес. А может, он нарочно кидал понты. Но, так или иначе, чувство превосходства, которое он испытывал по отношению к ним, трудно было игнорировать.

– Да, Кирие, ты таки прыгнул выше головы, – пробормотал вполголоса Гай и выдавил улыбку. – Только смотри, не летай слишком близко к солнцу.

Секунда – и Рики тихо выплюнул:

– Всё еще придурок и сопляк.

– Эй, эй, ну ты посмотри на вещи его глазами. Вернулся с триумфом! Дай ты ему закатать штаны и сплясать победный твист.

Но стоило ему показаться здесь после долгого отсутствия, тут оказался Рики и опять полил его своими несмешными шуточками.

Да он по твоим же стопам идёт, придурок. Но такую словесную оплеуху мог отвесить Рики только Гай.

– Эх… что, вы всё накачиваетесь хреновым стаутом? Я вам в другой раз «Вартана» принесу.

– Правда? Ух ты, видать, и правда разжился. Я и не знал, что продавать друзей этим грёбаным андроидам так выгодно.

Всё внутри него вспыхнуло. Но вместо того, чтобы взорваться, как с ним это бывало раньше, Кирие ухмыльнулся:

– А сам не хочешь попробовать? Я тебя представлю, если что.

– Ну да. А как станет мне худо – тебя позову. Лучше тащи-ка «Вартан» – бутылку или две. Хотя чего жлобиться. Давайте уж целый ящик, ваше великолепие!

– Ладно, ладно, всё беру на себя. Будет вам выпивка – чтоб всем хватило и на любой вкус. Только уж не помрите под кайфом.

Дружеский обмен колкостями начинал потрескивать по швам и искрить, грозя разразиться в бурю. На сей раз подпрыгнул Норрис:

– Правильно, надо подгребать всё, до чего руки дотянутся. Но «Вартан» – фигня по сравнению с тем, чтобы разобраться с Джиксом и его ребятами. Они взорвали к чёртовой матери забегаловку Херма. Ситуация совершенно вырвалась из-под контроля.

Но на сей раз шибко умный Кирие очень некстати решил пройтись на тему их кротости:

– Что, ребят, хнычете, пока не заснёте? Вот позор! «Бизоны» поджали свои жалкие хвосты.

Тишина опустилась тяжелым занавесом. И Кирие не знал, что эта тишина означает. Какие беды им доводилось видеть. Свары и стычки, где каждый раз всё решалось на грани. Вот почему Кирие даже не понимал, о чём они говорят.

– Ну, если хотите, я им дам в зубы, – заявил Кирие с бесконечной самоуверенностью. – Кто не хочет драться, подмигните, я на его место встану, – погруженный в самолюбование, он тонул всё глубже.

– О, как это чертовски мило с твоей стороны, – мрачно сказал Норрис. – Ладно, хватит пустой болтовни. Этому парню тут больше нечего делать.

Может, и не все так считали. Но это должно было прозвучать, дабы не затягивать узел противоречий в их сердцах. Без сарказма, без издёвок. С каждой минутой Кирие чувствовал себя всё более неуютно.

– Что? Вы думаете, я бахвалюсь впустую? – он изобразил изумление. – Да я этих придурков Джикса прихлопну, не напрягаясь, – окончательно забыв, где он, Кирие вызывающе приподнял бровь.

– Ну, трепаться ты уж точно здоров! Но поверю я тебе, когда сам всё увижу. Знаешь, трудно как-то всерьёз воспринимать, когда маленькие мальчики рассказывают тебе сказки про большие подвиги. Но приходится признать, что для слабаков, прожигающих жизнь и бредящих прошлым, нам и так доверяют сильно больше, чем мы того заслуживаем.

Люк и Сид переглянулись, совершенно не согласные с тем, что сказал Норрис, но очень довольные тем, как он это сказал, и усмехнулись, давясь смехом, клокочущим в горле.

Кирие закусил губу. Он понял, что его конкретно опустили и помяли его начищенные пёрышки. Его это взбесило. Он впервые осознал, что же значит иметь репутацию в трущобах. Отступить сейчас значило, что в следующий раз придётся ещё хуже, а потому он стиснул зубы и снова заговорил:

– Ну и ладно. Скоро сами узнаете, на что я способен. Меня лучше бы воспринимать всерьёз.

Он осмелился защищаться, оскалиться на них, и почувствовал небывалый подъём духа. Я сам делаю себе имя и буду ему соответствовать! Но прежде у него была проблема более насущная: разрушить стену, которая вдруг выросла перед ним. Потому что только теперь Кирие вспомнил, зачем вообще сюда явился.

Он мысленно собрался, глубоко вздохнул и пошел прямо к Гаю.

– Так что. Ты передумал касательно нашего разговора? – игнорируя Рики, он сел и уставился Гаю прямо в глаза. Ни единая чёрточка не выдавала и тени той антипатии и злобы, что он испытывал минуту назад – парень без всяких усилий переключился на деловой тон. Произошедшая в нём перемена изумила даже Гая, но это к делу не имело никакого отношения.

– Если ты о том, о чём я думаю, то ответ по-прежнему «нет», – отозвался Гай без тени сомнения.

Кирие невольно прищёлкнул языком. К обиде добавилось оскорбление.

– Я потому тебя и спросил, не передумал ли ты, – от неконтролируемого раздражения язык стал неповоротливым, заставляя голос звучать резче.

– А ты упорный маленький ублюдок, Кирие.

– Да почему?! – зло выкрикнул Кирие. – Зачем бросать золотой шанс?! Ты что, не понимаешь?! Они же элита. Они на тебя посмотрели и одобрили. Зачем отказываться? Это так глупо!

Ни горечи, ни сарказма в его голосе. Он не апеллировал к чувству самоуважения Гая. Скорее, он к его отказу относился как к личной утрате. Если б ему удалось это провернуть, на него бы тоже упал лучик славы, и этого бы хватило.

Но его открытое лицо не убедило Гая ни на йоту.

– Вижу, ты очень стараешься мне это всучить. А я на такое не ведусь, – сказал Гай всё так же ровно.

– Но я ж тебе объяснял – это всё на высшем уровне… – Кирие вздохнул, совершенно не веря в происходящее. – Ты слишком много раздумываешь.

– Какие-то Блонди из Танагуры хотят набрать себе в пэты нас, полукровок? – прошипел Гай сквозь зубы. – Что за дерьмовая шутка?

Рики внезапно вскинул голову.

– Кроме того, – продолжал Гай, – ты хочешь сказать, что приехал сюда, чтоб меня подписать на подобное? Вот в это совсем не верю. Я – обычный парень, какие бы розовые очки ты ни носил. Не думаешь, что меня просто с кем-то перепутали?

– А почему ты так мрачно смотришь на вещи? То, что мы – голодранцы из трущоб, совсем не значит, будто мы должны так жить. Я тебе говорю: это точно! Я сам, лично, чётко и ясно слышал: парень, который держится рядом с этим, темноволосым. А в тот момент ты был рядом с Рики. Значит, речь о тебе, так ведь?

«Значит, и правда я», – мысленно повторил Гай. У него самого волосы были тёмно-серыми. Ясное дело, что Блонди не интересует его тонкая натура. Который держится рядом с этим темноволосым. Если он и правда так сказал, то, выходит, на самом-то деле он ищет Рики.

Но почему? Зачем выбирать его, а не Рики? Кирие настаивал на том, что сделка заключается на высшем уровне. Вероятно, он прав. Но относительно Блонди из Танагуры – он понятия не имел, что может твориться у них в голове. Как заметил Кирие, такие шансы не каждый день выпадают. Здравый смысл говорил ему, что когда вдруг, откуда ни возьмись, с неба падает кусок мяса – надо его хватать.

Но они с Рики вместе ещё со времён Попечительского Центра, и Гай был способен объективно, спокойно и бесстрастно себя оценить. Позволить себе увлечься таким желанием у него на глазах означало заплатить потом суровую цену. Подтверждения этому правилу он видел везде кругом. Если есть хоть малейшие сомнения, верная политика не бежать вперёд, сломя голову. И этот инстинкт был жизненно важным.

Кирие дразнил его блестящей погремушкой. Не будь трусом, подними медное колечко. А Гай не собирался ради этого поступаться основными жизненными правилами.

– Ну-ка, давай еще разок подумаем, oк? Такое щедрое предложение – ни один дурак на свете от такого не откажется.

Но Рики вдоволь уже наслушался его болтовни.

– Хэй! – перебил он, нагнувшись вперёд и схватив его за руку.

Кирие нахмурился и высвободил руку.

– Что?! – рыкнул он, явно раздраженный тем, что его прервали.

– Блонди – тот самый ублюдок, которого мы видели на Пэт Аукционе?

– А что если и так?

Словно удар по голове, в сознании Рики промелькнул образ Ясона. Холодная многозначительная улыбка, которую он видел в Мистраль Парке. Странный панический холод, поднявшийся по позвоночнику. Он умолк.

Кирие уставился на него взглядом, полным осуждения и желчи:

– А тебя не приглашали, – сказал он с издевательским смешком.

Но Рики не было дела до дурацких попыток Кирие хохмить. Его молчаливое внимание было целиком и полностью сосредоточено только на одном человеке. На том Адонисе, чей образ вставал перед глазами во всей своей ужасной и пронзительной красоте. На Ясоне.

 

 

В тот день в убежище банды Джикса попала газовая бомба. Крики боли и гневный рёв были окутаны едкими, вышибающими слезу и душащими облаками белого дыма. Мальчишки выбирались из здания по одному и по двое.

На их крики о помощи зеваки и очевидцы ответили полным безразличием.

Впрочем, нет. Не безразличием.

Наглость и ярость этих подростков вернулись к ним сторицей. И если присутствующие и не осмеливались прямо на улице аплодировать организаторам этого «преступления», то большая часть из них тихонько обменивались поздравлениями на этот счёт.

Поделом им.

В отличие от «Бизонов», к которым относились с равной долей страха и обожания, банда Джикса давно исчерпала лимит хорошего отношения и превратилась в объект общей ненависти в трущобах.

– Что за жалкий вид.

– Смотри, смотри, они штаны намочили.

– Не много же им надо было, чтоб превратиться в плаксивых сопляков.

Валяясь на земле, все в слезах, соплях и слизи, льющейся из носа и глаз, они не вызывали ни капли сочувствия. Лишь еще большую неприязнь.

Такое унижение быстро сделало Джиксов излюбленной темой для шуток, а радость, в свою очередь, породила в людях некоторую неуверенность. Никто не знал, кто начал атаку. Но стали поговаривать (и это считалось правдой), что, насколько было известно самому Джиксу, несмотря на банду Мэддокса, его реальным врагом оставался призрак «Бизонов» и их репутация.

Око за око.

«Бизоны отомстили». По трущобам прокатилась волна слухов, распространяясь, как мутирующий вирус, становясь всё больше и больше, забираясь в каждый уголок и щелочку, достигнув, наконец, масштабов настоящей эпидемии.