НА САЙТ ВСЕ ЭКСТРЫ

Ai no Kusabi - Ночи очарования

ИНФОРМАЦИЯ

Бонус ознаменовал собой завершение выпуска новой редакции романа (на японском). Издание в супер-обложке включало в себя открытки и саму брошюру с текстом.

Название: Ночи очарования / Illusion Night / 幻惑の夜

Издательство: Tokuma Shoten Publishing Co.,Ltd

Лейбл: Chara

Дата выхода: март 2010 г.

Формат: брошюра

Страниц: 8 стр.

Иллюстратор: Saichi Nagato

Перевод с японского: Kai Kold
Бета: Nelle

«Раз так, выпусти меня отсюда! Избавься, наконец, от мины под ногами Эоса — Тома и Орфей тебе только спасибо скажут! А я, чем загнивать здесь, уж лучше всю жизнь буду прозябать на Чёрном Рынке, как Катце!»

 

«Лёгкая» жизнь может оказаться суровее, чем кажется. Когда камеры слежения охранной системы строго фиксируют каждый твой шаг, чувствуешь себя не свободнее птицы в клетке, что всегда находится под надзором. Но вдруг из этой эосской клетки, где каждый день расписан соответственно правилам, он попадает в Апатию1, где полностью предоставлен лишь самому себе.

Снова та же история. Снова жизнь Рики без его же ведома круто изменилась.

И права вето у него, разумеется, нет.

На «пэтах», воспитывавшихся в определённых условиях и по трём основным принципам — невежество, бесстыдство, покорность — любое изменение окружающей среды, скорее всего, отразилось бы чрезвычайным стрессом. Но только не на Рики: выживание в трущобах привило ему три иных качества, сформировавших железную монгрельскую закалку — выносливость, неотступность и своеволие.

Такая внезапная и нежданная перемена, конечно же, удивила парня, но сопротивляться ей или жаловаться он не стал. Отнюдь, Рики почувствовал облегчение. Теперь он спокоен, зная, что больше не будет отвечать за последствия скандальных происшествий.

Но и без ложки дёгтя не обошлось. Горьковатое послевкусие радости монгрела придавало ощущение того, что, сбегая из Эоса, он убегает от собственной ответственности, ведь именно Рики послужил катализатором беспрецедентного случая. Помимо всего прочего, тот инцидент был связан с тайной Эоса. Из-за чего положение Рики стало шатким… а то и вовсе крайне опасным. Поэтому переезд в Апатию, невзирая на такую ситуацию, его просто огорошил.

В довершение ко всему, Ясон решил «добить» его контрольным выстрелом, заявив о том, что позволит Рики «прозябать на Чёрном Рынке». От этого, как ему показалось, вольного заявления, монгрел едва не ущипнул себя, дабы убедиться, что не грезит наяву.

 

«Ты сам это предложил. Или же в твоей пламенной речи было больше бравады, чем искреннего желания?»

Слова, брошенные Ясоном, так обескуражили монгрела, что он лишь разинул рот, не в силах что-либо произнести. Вопрос Блонди прозвучал спокойно, без сарказма; и медленное осознание того, что всё, что происходит, самая что ни на есть правда, заставило Рики вздрогнуть от потрясения.

То, что он вырвался из капкана под названием Эос — который, в отличие от его родных трущоб, душил парня безысходностью и отчаянием — уже можно было назвать подарком судьбы. Так в придачу к нему монгрел получил ещё и возможность работать на Чёрном Рынке. Изумлению и радости Рики не было предела.

И всё же, он не позволял себе чересчур обольщаться. Эос то или Апатия — изменилась только тюремная камера — оковы его остались на месте.

Разница была только в том, что в Апатии нет фурнитура Кэла. А видимая цепь стала невидимой. Пэт-ринг, символ его полного подчинения, не был снят. Перемена мест подразумевала лишь чуть большую свободу, чем в Эосе.

А под видом этой самой свободы выдавалось… ничто иное, как самостоятельность2.

По всему выходило, что оковы его сделались лишь тяжелее.

Ведь в обмен на невидимые цепи предстоит оправдать ожидания. К которым Рики отнёсся с полной серьёзностью: они связали монгрела туже, чем любые обещания и соглашения.

Вот почему лишь сейчас Рики ощутил… как много ему предстоит наверстать.

 

«Тёмный Рики». (Черноволосый и черноглазый.)

Достижения, за которые его прозвали этим именем, стали уже историей. А жёсткая система Чёрного Рынка, прогресс которого никогда не стоит на месте, не склонна признавать былые заслуги.

Парень понимал, что восстановление притупившихся инстинктов потребует немалого труда и времени, но, по крайней мере, так он сможет разбавить свою скуку.

Рики выходил из дома в одно и то же время, выполнял рутинную работу под началом Катце, и в одно и то же время возвращался. И так по кругу. Всё своё внимание и чувства он сфокусировал только на одном. И старался не отвлекаться на что-то другое.

Старался…

И всё же. Какой-то внезапный импульс против воли вынуждал его прочувствовать…

…Как длинны ночи без Ясона.

…Как просторна кровать в его отсутствие.

…Как холодны простыни, не сохранявшие тепла его тела.

 

«Всё из-за грёбаных слов Катце…»

В тот день Рики, откинувшись в офисном кресле, раздражённо кусал ногти.

«Высший авторитет Танагуры вожделеет к низшему отбросу из трущоб. Ты хоть представляешь себе, что это значит?»

Неожиданные слова ударили хлёсткой пощёчиной.

Рики никогда прежде не откровенничал с Катце по этому поводу. Даже в шутку.

Бывший фурнитур и нынешний пэт. Не то чтобы они намеренно избегали этой щепетильной темы.

Просто Рики не считал нужным первым заводить подобный разговор с человеком, который, будучи его «товарищем по несчастью», и так посвящён… может и не во все… но во многие аспекты его положения. Вот и всё.

«Держи ухо востро и никогда не теряй бдительность. Что бы ни случилось, не отводи глаз от действительности. Но язык… всегда держи за зубами».

«Три принципа успеха» озвученных когда-то Катце, стали для Рики жизненным компасом. Которым он не преминул пользоваться.

Катце, в свою очередь, придерживался того же. Вследствие чего, никогда бесцеремонно не совал нос в личную жизнь Рики. Но не потому, что боялся затрагивать больную тему, а потому что понимал, что личная жизнь Рики напрямую связана… с личной жизнью Ясона.

Тем более что и сам Катце — пусть несколько иначе, чем Рики — тоже был в полной власти этого Блонди.

Когда дело касалось частной жизни другого, оба старались держаться на деликатном расстоянии. По правде говоря, им было что обсудить и разъяснить, но разводить антимонии ни тому, ни другому было недосуг. Вероятно, именно это стало главным предлогом.

И всё же. Когда Рики не выдержал и пожаловался на непрошеное вторжение Гая с ребятами, тот вдруг выдал:

«Разуй глаза. Ты низверг Блонди, само воплощение гордости, до уровня примитивного сександроида».

Эти слова вогнали Рики в ступор.

Повергли в шок.

Лишили дара речи.

Вздорный укор, брошенный вразумительным неопровержимым тоном, вкупе с твёрдым и убедительным выражением лица, полыхнул в парне огнём… в одно мгновение раскалившим докрасна самый центр мозга. С того дня это заявление Катце не выходило у него из головы.

Ясон вожделеет к Рики… … но почему?

 

«Я совсем ничего не понимаю!»

Монгрел уже давно привык к тому, что Ясон регулярно принуждает его к сексу, не принимая во внимание желания самого Рики.

Блонди измывался над ним как хотел и сколько хотел; бессовестно истязал его плоть, называя это дисциплинарными мерами; насиловал, пока у парня не сорвётся голос и полностью не отнимется нижняя часть тела.

День ото дня Ясон отравлял его похотью, всё глубже ввергая в бесчестье, пока гордость Рики не начинала разлагаться и сыпаться в прах.

И всё же. На смену испепеляющему дотла стыду приходило небывалое наслаждение, и Рики был не в силах это отрицать. Этот порочный яд, разливаясь по телу покалывающей пульсацией, пронизывал до самого мозга костей, отдаваясь в нём сладостным онемением.

«… … чёрт!»

Он выдержал бы даже боль, но не мог сопротивляться удовольствию. Против него Рики не мог устоять, даже опираясь на здравый смысл. Горький опыт тому доказательство.

Несмотря на то, что страсть эта, порой, шла рука об руку с ненавистью к самому себе, стоило переключателю щёлкнуть — самообладание тут же уступало место буйству желаний и похоти. В постели с Ясоном иначе и быть не могло.

Однако. По возвращении в Эос спустя полтора года, секс с Ясоном изменился. Тот стал ласкать его иначе.

Почему… монгрел не понимал. Но и узнавать причину не собирался.

И всё же…

— Чёрт… чёрт!

Не удержав в себе проклятия, парень поднялся с кровати.

— Какого ляда! О чём я вообще думаю? — проворчал Рики, невольно уставившись в потолок.

И, тяжело вздыхая, направился в ванную освежать в первую очередь свои мысли.

 

Вместо того чтобы остудить голову и разорвать вереницу кружащих в ней мыслей… он позволил себе лишь ещё глубже в них увязнуть. Обозвав себя за это круглым идиотом, Рики вышел из ванной.

И вдруг наткнулся на Ясона.

Тот был уже не в «камуфляже», в котором, как завелось, посещал Апатию: короткие иссиня-фиолетовые волосы3 и визор на глазах. Блонди расположился на диване в гостиной, привычно блистая своими светлыми длинными волосами.

 

Рики в этот миг застыл на месте, растерявшись так, словно его застали врасплох.

— Эмм… я… это…

Заметив как парень жмётся, не зная что сказать, Ясон мягко сдвинул брови.

После чего, вольготно поднявшись с дивана с присущей ему грацией, подошёл к Рики и, молча взяв за руку, повёл в спальню.

В этот момент…

«Высший авторитет Танагуры вожделеет к низшему отбросу из трущоб».

От слов Катце, вновь стремительно пронёсшихся в голове, монгрел отчего-то покраснел до самой шеи.

«Какого?»

«Что за?..»

«Это же просто смешно… »

«С чего я смущаюсь?»

«Чего мне ещё стыдиться?»

Немного осевшие мысли завертелись с новой силой. Приобретая иной смысл.

«Чёрт».

«Чёрт!»

«Чёрт!!!»

Но пульс, ретиво пустившийся вскачь, было уже не остановить.

 

— Ха… … ха… … ха… …

Тяжёлое дыхание вырывалось стонами.

От властного проникновения твёрдого органа, растягивающего анус подобно насильно раскрываемому бутону, искры посыпались из глаз.

—… Ах… … ха… нн… … аа… … мхаа… …

Жар, плавящий самое нутро, принимал Ясона всё глубже внутрь.

Горячо.

Дурманяще.

Тело, разум, мысли — вспыхивали огнём.

Рики, усердно подводимого к самому пику наслаждения, будоражащим порывом сталкивали вниз.

Утягивали в пучину блаженства, погружаясь до самых недр удовольствия.

«Как же хорошо…»

«Как приятно… …»

«Обалденно… … …»

В глазах помутилось.

Мысли улетучились.

Экстаз разрывал на части.

«Ещё… глубже».

«Ещё… сильнее».

Рики ухватился за шею Ясона, умоляя.

«Жёстче!..»

«Резче!..»

«Глубже!..»

Два разгоряченных тела, плотно переплетая ноги между собой и прижимаясь друг к другу каждым миллиметром, сливались в едином ритме.

Сотрясаясь неистовыми… … мощными толчками.

И в этот момент…

— Ха!.. Ахаааа!..

Рики провалился в глубочайшую бездну наслаждения.

 

Пояснения:

1. Апатия — это высококлассный жилой комплекс в центральной части Мидаса. Элита в Апатии не проживает, поэтому Ясон вынужден маскироваться, приходя к Рики, чтобы не привлекать к себе излишнее внимание.

2. Возвращая Рики на Рынок, Ясон рискует своей репутацией. Никто не должен знать, что Рики его пет, а слухи в этой среде распространяются быстро. Поэтому Рики должен быть осторожен и полезен в работе — как и в случае с Катце, это может служить обоснованием решения Ясона для Юпитера.

3. Блонди могут изменять цвет и длину волос по желанию. Однако редко кто это делает, т.к. и длина и цвет волос для блонди — знак статуса.