На сайт О драме Ai no Kusabi ~Dark Erogenous~

Chapter 18

Рауль: Это опять что-то натворило?

Ясон: Ты в курсе сплетен.

Рауль: Что на этот раз?

Ясон: Вырвался из рук охранников и сбежал из Эоса.

Рауль: Снова его выкрутасы. Я думал, что после случая с Мимеей его выходкам пришел конец, но он всё так же упрям. (вздыхает) Что тут скажешь – наружу опять вылезла его натура мелкого бандита.

Ясон: Не надо сарказма, Рауль. Почему ты всегда становишься так резок, когда дело касается Рики?

Рауль: Потому что он мне не нравится. И ещё больше меня злит, когда он вертит тобой. Ты, конечно, поймал его?

Ясон: Естественно. Ему не удалось бы сбежать, в его пэт-ринг встроен маячок. И всё же он, из упрямства, умудрился добраться до самой Плазы. Сам не понимаю, восхищён ли я этим или шокирован до глубины души… (смеётся)

Рауль: Что за чушь ты несёшь, Ясон? Кто радуется тому, что его пэт взломал систему охраны Эоса и совершил побег? Его необходимо наказать.

Ясон: Не говори так. Теперь мы знаем, что в охране Эоса, совершенством которой мы так гордились, есть «слепое пятно». Разве не лучше думать, что это счастливая случайность?

Рауль: Тебя послушать, Ясон, так он всё время выходит сухим из воды. Честное слово, у тебя на всё найдётся отговорка. Но если бы ты постоянно не выручал его, ему не нашлось бы спасения во всей Танагуре.

Ясон: Иначе я не смог бы управлять Чёрным рынком, Рауль.

Рауль: Император Чёрного рынка, Айсмен, перед которым все трепещут, — обведён вокруг пальца каким-то пэтом, трущобным полукровкой! Это непростительно, вот что я тебе пытаюсь втолковать.

Ясон: Я не хочу сейчас с тобой спорить о Рики.

Рауль: Но именно сейчас тебе нельзя так спокойно к этому относиться. Речь не только об охране, которая не смогла поймать простого пэта, взлом системы — это тяжкое преступление.

Ясон: Он простой пэт, он не смог бы взломать систему через терминал типа «щит». Если бы он был на это способен, я бы тщательнее продумал план его дрессировки.

Рауль: Однако он мог вступить в сговор с фурнитуром.

Ясон: Я сейчас это выясню.

Рауль: Не спускай ему этого с рук.

Ясон: Думай, с кем говоришь! Я не настолько снисходителен.

«дверь открывается и закрывается»

Дэрил: Вы звали меня, господин Ясон.

Рауль: Похоже, я неудачно выразился. До скорого.

«Рауль уходит, дверь открывается и закрывается»

Ясон: Ты знаешь, зачем тебя позвали сюда, да, Дэрил?

Дэрил: Из-за господина Рики.

Ясон: Его поймали в Плазе. Сейчас он в изоляторе. Он был слишком взбудоражен и не давал себя поймать. Его пришлось усыпить лекарством.

Дэрил: Он цел?

Ясон: Охрана обучена не причинять пэтам излишнего вреда.
Так почему же ты вызвался быть сообщником этого идиота?

Дэрил: Я поступил по собственному усмотрению. Господин Рики ничего об этом не знает.

Ясон: Если бы ты сказал, что тебе угрожали и не оставили выбора, твою участь можно было бы немного облегчить.

Дэрил: Нет, я придумал, как взломать систему охраны пэтов, и делал всё по своей воле. Мне не приказывали и не угрожали. Господин Рики всё рвался в те двери, как одержимый. Поэтому я…

Ясон: Хочешь сказать, что пожалел трущобного полукровку, подобного себе? Ты занимаешь пост фурнитура блонди, и тебе не на что жаловаться. За взлом полагается суровое наказание. Ты не мог этого не знать. Так почему же?..

Дэрил: Господин, а вы разве не заметили? В последнее время господин Рики стал очень молчаливым. После того случая у него никак не спадал жар, и ему было очень плохо. Но плановый осмотр не показал отклонений. Господин Рики говорил, что всё в порядке, но так ли это было на самом деле? (музыка)
Я попал в Эос из «Гардиан» в качестве фурнитура. Поэтому я не знаю, что такое трущобы, и как там жилось господину Рики. Но я знаю, каким господин Рики был в то время в «Гардиан». Нет, не только я – половина фурнитуров не знает его в лицо, но наверняка слыхали о черноволосом черноглазом человеке по имени Рики. Ведь он сильно отличался от всех и никому не пытался понравиться. Господин Рики сидел на цепи, как пэт, но всё равно старался оставаться полукровкой из трущоб, и я завидовал ему, жалел его, я бы обрадовался, если бы он сдался. И когда я думал, что господин Рики остался таким же, как прежде, моё сердце сжималось от зависти. Вот только ещё сильнее я не хотел, чтобы он изменился. Я хотел, чтобы он всегда был непреклонен перед всем и всеми. Я не хотел думать о том, что господин Рики перестанет быть господином Рики. Вот почему…

Ясон: Ты просто испытал его. Проверил, осталась ли в нём гордость полукровки, или он превратился в обычного пэта. (смеётся) И ради этого ты пожертвовал своим постом фурнитура блонди? Хочешь сказать, что Рики был тебе настолько дорог, Дэрил?

Дэрил: Здесь, в Эосе, фурнитуры – просто мебель. О хозяевах я не говорю… даже пэты, с которыми мы живем в одних комнатах, считают нас ниже людей. Нас используют по своей прихоти, на нас срывают раздражение и злость. Наверное, из-за этого жизнь фурнитура так коротка. Господин Рики относился ко мне, как к человеку. Наверное, поэтому я столько возомнил о себе… Решил, что и я на что-то способен.
Я решил рискнуть собственным эго. Вы все рискуете – господин Рики своей судьбой, вы, господин, своей гордостью хозяина. Разве я не должен тоже рискнуть всем, что имею?

Ясон: В конечном счёте, тебя действительно можно назвать трущобным полукровкой. И что же, ты доволен?

Дэрил: Да. Я с чувством гордости за то, что господин Рики остался самим собой, покорно приму любое наказание.

Ясон: Что Катце, что ты — у меня ужасные фурнитуры. Я знал, что трущобные полукровки порой способны на многое, но теперь я понимаю, что действительно был чересчур снисходителен. Впредь я буду выбирать тщательнее.